Абдыганы Эркебаев: «Начало ошской трагедии имело место в Джалал-Абаде»

11 января в ПЦ «Кабар» результаты своей деятельности представила Национальная комиссия по расследованию причин трагических событий на юге КР.

Заключение и отчёт, подписанные двадцатью двумя из двадцати трёх действующих членов комиссии, пока не стали достоянием общественности. Выводы, к которым комиссия пришла, лично озвучил её председатель, Абдыганы Эркебаев.

Итак, на кого возложена ответственность за допущение июньских событий на юге? В официальной формулировке Заключения этот факт новейшей истории Кыргызстана зафиксирован как «крупный межнациональный конфликт, спровоцированный некоторыми лидерами узбекской общины и кланом Бакиевых». Тем не менее, не осталось без обвинения и временное правительство. В частности, Эркебаев заявил о серьёзных ошибках ВП в области кадровой политики: «Тревожные сигналы с юга поступали ещё в апреле-мае 2010 года. Но адекватной реакции со стороны временного правительства не последовало. Поэтому временное правительство ответственно за трагедию». В зачитанном им документе говорится о необходимости рассмотреть «меру политической ответственности» Азимбека Бекназарова, Болотбека Шерниязова, курировавших во время событий силовые структуры, а также бывшего генерального прокурора Байтемира Ибраева, губернаторов Ошской и Джалал-Абадской областей, мэров городов Ош, Джалал-Абад, Майлы-Суу, акимов Базар-Коргонского, Сузакского, Ала-Букинского, Кара-Суйского и Араванского районов. Председатель Национальной комиссии счёл нужным сказать, что в другой стране все эти люди добровольно бы сдали свои посты или были принуждены подать в отставку. «У нас же все как сидели, так и сидят», — заключил Абдыганы Эркебаев.

Что касается вопроса о пресловутой «третьей силе», будь она российской, американской или узбекской, то он, по мнению членов Нацинальной комиссии, требует дополнительного изучения.

На пресс-конференции были представлены конкретные цифры, говорящие о жертвах конфликта. По состоянию на 10 декабря в г. Ош, Ошской и Джалал-Абадской областях обнаружено всего 426 трупов. Из них опознано – 381: 276 – узбеков, 105 – кыргызов (данные на 10 декабря 2010 года). В то же время, число находящихся под стражей узбеков, как выясняется, почти в шесть раз превышает количество подозреваемых кыргызов: 230 против 39. Впрочем, комиссия не отрицает фактов незаконных задержаний и пыток, ставя их в вину правоохранительным органам.

Другие печальные итоги июньских событий: около двух тысяч раненых с гражданской стороны, со стороны военных – около двухсот. Плюс экономические потери, которые оцениваются приблизительно в 4 миллиарда сомов.

По мнению Абдыганы Эркебаева, истоки конфликта лежат очень глубоко: «Не до конца исследованы аналогичные события 1990-го года. Тогда не было сделано никаких выводов, никто не понёс ответственности». Детонатором конфликта, как заявляет Национальная комиссия, является и тот факт, что ни узбеки, ни другие национальные меньшинства не представлены в должной мере в сфере государственной власти, местного управления и в органах внутренних дел.

Развитие конфликта Эркебаев видит следующим образом:

— Начало ошской трагедии имело место в Джалал-Абаде. В мае месяце там шло политическое противостояние. Но после того, как было сожжено родовое гнездо Бакиева, конфликт приобрёл иное измерение. И политическое противостояние резко перешло в межэтническое. В Заключении мы указываем главных фигурантов. Особенно среди них выделяется экс-депутат ЖК Кадыржан Батыров. Вначале он действовал в унисон с новой властью. Потом произошло размежевание, и  Батыров начал предпринимать активные действия, чтобы стать лидером узбекской диаспоры. Он ездил по всем районам, где компактно проживают узбеки и вёл агитационную работу, которая имела место также при Университете дружбы народов, частном университете, которым владеет его отец. Естественно, всё это вызвало раздражение кыргызов. Проявилась ответная реакция. И первая кровь пролилась в Джалал-Абаде. По самым скромным оценкам, 2 человека тогда в мае было  убито, 6 ранено. Конфликт начал разрастаться и перекинулся в Ошскую область. Батырова  поддержал такой же бывший депутат ЖК КР Имонжан Абдырасулов, потом включился Жамалиддин Салахиддинов. Начиная с конца апреля до 10 июня ими было проведено более 25 узбекских собраний. Велись работы по созданию дружин и отрядов для самозащиты. Также выдвигался ряд требований: о придании узбекскому языку статуса официального, увеличении квоты в органах власти, парламенте, правоохранительных органах – до 30%. Ради справедливости отмечу, что призывов к автономии не зафиксировано вообще. Потом начались частые драки между кыргызскими и узбекскими парнями. Имело место давление со стороны кыргызского криминала. В Оше всё начала толпа узбекской молодёжи, собравшаяся вечером 10 июня у гостиницы Алай. Ночью произошёл поджог кыргызской филармонии и первые убийства. Не было своевременной официальной информации, плодились сумасшедшие неоправданные слухи: например, об изнасиловании узбеками кыргызских девушек из Ошского Государственного университета. Вот на этом-то этапе в город начала стекаться кыргызская молодёжь. Причём, не только с Ошской, но и с Джалал-Абадской и Баткенской областей. 11 июня – массовые столкновения, поджоги, мародёрства, убийства.  Ещё раз подчеркну, что события начались не с подачи узбекского или кыргызского народа, а с деятельности конкретных лиц: Батырова, Абдырасулова, Салахиддинова в первую очередь. Потом начали стягиваться силы, в том числе и  у которых были другие цели и побуждения.

Огромным упущением государства членам комиссии, подписавшим Заключение, видится отсутствие национальной политики в Кыргызстане. По их мнению, продуманности и системности в данном вопросе не было ни при Акаеве, ни при Бакиеве (в период правления последнего, кстати,  прогремели первые «звоночки»: Искра, Маевка, Кок-Жангак). О роли Бакиевых в июньских событиях Эркебаев говорит хоть и достаточно определённо, но не без поверхностности: «Максим и Жаныш Бакиевы вели переговоры с иностранцами в лице религиозных деятелей экстремистского толка. Санжар Бакиев принимал участие в событиях с оружием в руках. Они же использовали криминальных элементов и лиц, занимающихся наркотранзитом». Скорее всего, это  дань политической моде наших дней. Однако, неоспоримым фактом является для комиссии  и то, что активное участие в июньских событиях приняли представители действующей власти: «Депутат нынешнего ЖК Мамытов принимал участие в незаконном захвате оружия в г. Майлы-Суу. Свидетелем и даже в некотором роде участником этого был мэр города. В подобных действиях в Ноокенском районе принимал участие сын Азимбека Бекназарова»

Итак, единственным лицом, чьи действия во время июньских событий принесли пользу, Национальная комиссия признаёт… Ислама Каримова. Взвешенная политика Президента Республики Узбекистан, по мнению экспертов, позволила не допустить в Ферганской долине настоящей войны. Именно поэтому среди рекомендаций комиссии (а тут и необходимость отчёта по гуманитарной помощи, и разработка программы по национальной политике в Кыргызстане, и укрепление вооружённых сил) значится награждение И. Каримова государственной премией.

Итак, Национальная комиссия своё слово сказала. Мнение международной будет озвучено в начале марта нынешнего года. Посмотрим, что скажут они.

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ

 

 

 

 

Читайте также: