Стоит ли Таджикистану вступать в Евразийский экономический союз?

В Душанбе идут дискуссии по вопросу возможного вступления Таджикистана в Евразийский экономический союз. DW опросила как сторонников интеграции, так и ее критиков.

В Душанбе создан Центральноазиатский евразийский экспертный клуб (ЦАЕЭК). Первое его заседание прошло 12 июня. На форуме прозвучал ключевой вопрос — нужно ли Таджикистану в ближайшем будущем вступать в Евразийский союз или же выбрать собственный путь развития.  ЦАЕЭК — это первый опыт создания международной общественной организации под конкретную интеграционную идею в Центральной Азии. По признанию наблюдателей, прежде инициативы различных объединений, как правило, спускались сверху. Общество же в регионе просто ставилось перед фактом. Так было в случае с созданием СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ.

Новая площадка, по словам авторов проекта ЦАЕЭК — это попытка изучить проблему интеграции на уровне экспертов и представителей гражданского общества. Они собираются проводить независимые исследования, чтобы ответить на вопрос, нужен ли Таджикистану Евразийский экономический союз. «Если да, то как Душанбе эффективнее в нем участвовать. Если же нет, то как безболезненно взаимодействовать со странами ЕАЭС в будущем. Над этим нужно думать сегодня, чтобы быть готовыми к рискам», — отмечает глава Национальной ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов.

Позиция сторонников союза

 Таджикистан — небольшое государство с восьмимиллионным населением. За первые четыре месяца 2014 года внешнеторговый оборот страны составил 1,6 миллиардов долларов. Из этой суммы более 750 миллионов пришлись на торговлю Душанбе с Россией, Беларусью и Казахстаном. Эксперты называют эти показатели доводом в пользу интеграции в северном направлении.

В интервью DW директор Международного движения развития и эксперт ЦАЕЭК Юрий Крупнов отметил, что не видит Таджикистан в качестве «бедного родственника» для более мощных участников союза. Аналитик считает, что Душанбе есть с чем войти в объединение. «У Таджикистана имеется несколько вполне конкурентоспособных отраслей экономики. Это энергетика и сельское хозяйство с большим потенциалом экспорта именно в страны СНГ. Наконец тут в несколько раз дешевле рабочая сила. С учетом недорогой электроэнергии и свободных трудовых ресурсов страна представляет интерес для российских или казахских инвесторов, желающих открыть производство за рубежом», — отмечает Крупнов, который отстаивает идею индустриализации Таджикистана.

 Сторонники участия Душанбе в ЕАЭС обращают внимание также на фактор трудовой миграции. Таджикистанцы выезжают на заработки преимущественно в Россию. В 2013 году они отправили домой около 4 миллиардов долларов, что составляет почти половину ВВП страны. «От этих средств сегодня зависит жизнь не просто миллионов граждан, но и почти всей экономики, к примеру, банковского сектора, авиакомпаний и в целом рынка товаров и услуг», — подчеркивает таджикский экономист Хаджимухаммад Умаров.

Усиление зависимости

Директор общественно организации «Центр свободного рынка Таджикистана» Константин Бондаренко признался DW, что не видит критической необходимости для вступления Таджикистана в ЕАЭС. По его словам, единственные более-менее очевидные, но также не гарантированные экономические выгоды — это некоторая стабильность в вопросе беспошлинных поставок нефтепродуктов и обещанные преимущества общего рынка труда. «Но если в вопросе ГСМ все достаточно ясно, то я не уверен, что будет реализована декларируемая интеграция рынка труда, предполагающая свободное перемещение людей», — говорит эксперт.

 По его мнению, есть достаточно много рисков. И без того зависимая от внешних факторов экономика Таджикистана, станет еще более зависимой, причем с одним единственным направлением зависимости. «Вхождение в ЕАЭС может в значительной мере ограничить возможности дешевого импорта товаров из Китая, Турции и Ирана, что довольно критично для небогатых таджикских потребителей», — полагает Бондаренко.

По его словам, ЕАЭС выглядит как не слишком прогрессивный проект также в плане ценностных ориентиров. В странах ЕАЭС становление рыночных институтов происходит сложно, процветает бюрократия и коррупция. «Поэтому вхождение в ЕАЭС может быть удобным для элит, в том числе и потому, что снимает с них часть ответственности за собственную экономическую политику, но Таджикистан в целом скорее ведет к большей закрытости и консервации экономических проблем», — подытоживает Бондаренко.

Пространство для маневра

 Официальные лица в Таджикистане серьезных заявлений по поводу ЕАЭС не делают. Они лишь отмечают, что Душанбе изучает вопрос, и для этого создана комиссия. Довод чиновников один — Таджикистан не имеет общей границы с ЕАЭС и будет ждать вступления в нее соседней Киргизии. Таким образом, Душанбе, по мнению наблюдателей, маневрирует, используя для этого повод не принимать решение.

 Насколько долго это продлится, неизвестно. Киргизия заявляет о желании влиться в общее экономическое пространство до конца 2014 года. Хотя наблюдатели скептически оценивают перспективы Бишкека. «О каком союзе можно вести речь, если почти 500 километров границы Киргизии с Таджикистаном не делимитированы и не прошли процедуру демаркации? То есть ЕАЭС получает огромную контрабандную брешь и это ненормально», — считает аналитик из Бишкека Кубат Рахимов. Он считает, в этой ситуации, или оба государства входят в союз в связке и потом проводят административную границу, или же доводят до логического конца переговоры, что займет немало времени.

Читайте также: