Перспективы вхождение Узбекистана в ЕАЭС через призму интересов Кыргызстана

Четырехлетие   присоединения Кыргызской Республики к Евразийскому экономическому союзу (август 2015 г. — август 2019 г.) позволяет не только подытожить достижения и высветившиеся проблемы (недочеты, недоделки, недооценки), но и заглянуть в среднесрочное будущее страны и объединения.

 Плюсы членства в ЕАЭС

В сентябре этого года Правительством КР (ПКР) обнародован обширный доклад с перечислением реальных успехов за четыре года нахождения страны в этом экономическом объединении. Министр экономики Санжар Муканбетов сообщил: «Достигнутые успехи, безусловно связанные с вхождением страны в ЕАЭС, — это удержание прироста ВВП на уровне свыше четырех процентов, повышение объема поступающих в госказну налогов, рост объема финансовых переводов от кыргызстанцев, работающих в иных странах».

Если в 2014 г. объем ВВП Кыргызстана достигал 400 млрд. сомов,  то в 2018-м он вырос  до 557 млрд. К тому же продемонстрирована большая, чем в странах-партнерах по экономическому блоку, устойчивость тенденции к росту ВВП КР, небезосновательно считают в экономическом ведомстве. Улучшилось с августа 2015-го и общее состояние бюджета КР – снизился его дефицит, уменьшился уровень внешнего долга к ВПП, не отмечено вообще резких скачков уровня инфляции. Налицо и тенденция роста среднемесячной зарплаты работников всех отраслей страны, подчеркнули в ПКР. Есть динамика и в объеме трансфертов, переведенных в Кыргызстан трудовыми мигрантами. Если в 2014 г.  они  отправили  на родину около 2 млрд. долларов,  в 2018-м показатель превысил 2,3 млрд. (при снижении в 2015-м до 1,4 млрд.) В совокупности эти факторы, безусловно, подтверждают успехи в достижении макроэкономической стабильности.

Сбор налоговых отчислений в последние годы приблизился к 80 млрд. сомов, в то время как до 2015-го  госказна страны  пополнялась  ежегодно налоговыми суммами до 35-40 млрд. сомов.   Схожая тенденция – и в динамике товарооборота: если в 2015 г. объем товарооборота упал (что закономерно в связи с началом адаптационного периода Кыргызстана в объединении) до 5,6 млрд. долларов, то в 2018-м этот показатель превысил 7 млрд. долларов.

Странами «пятерки» не раз подчеркивалось, что в целом в государствах-членах ЕАЭС сформированы общие рынки товаров, услуг, рабочей силы и капитала. Граждане стран, входящих в экономическое объединение, могут беспрепятственно работать в любой стране союза. Люди получают медицинское и социальное обеспечение. В июле 2019 г., по сообщениям российских СМИ, совместными усилиями профильных ведомств удалось решить вопрос гармонизации пенсионных законодательств стран ЕАЭС, а это означает решение давно наболевшего вопроса о пенсиях для трудовых мигрантов. 

«Основными достижениями пятилетней работы в рамках ЕАЭС можно считать создание единого и емкого внутреннего рынка, принятие единых таможенных тарифов, унификацию таможенных процедур. Нельзя  недооценить важность уже выполненной работы по гармонизации нормативной базы и созданию институциональной основы для передвижения товаров и рабочей силы в ЕАЭС», — подчеркивает спецпредставитель ПКР по делам в ЕАЭС Алмаз Сазбаков.

Ряд заметных минусов

В то же время, по сведениям аналитиков «Азаттык» (Кыргызского подразделения международного издания «Радио Свобода»), «за первое полугодие 2019 г. Кыргызстан экспортировал в страны ЕАЭС товары на сумму около 257 млн. долларов, в то время как за аналогичный период 2018 г. объем экспорта достиг 356 млн. в американской валюте».

Сократились, по данным  национальной статистики, и таможенные сборы. Так, если в 2014 г. их сумма составляла 42,6 млрд. сомов, впоследствии таможня «выдавала» до 30 млрд., а на сегодня  вклад таможни  в  казну не превышает 41 млрд. сомов.

 К сожалению, не вырос и объем экспорта в страны объединения аграрной продукции, на  что делали ставку многие сторонники вхождения в экономический союз – ведь Кыргызстан издавна  классифицируется как аграрно ориентированная страна. По мнению директора Кыргызского НИИ земледелия, академика Жамина Акималиева, «самое главное — экспорт пищевой продукции из Кыргызстана не вырос. Все заполонил импорт. Казахстан, Россия, тот же Узбекистан, который не состоит в ЕАЭС, Китай –  эти страны задавили нас своими продуктами». Он небезосновательно считает такую тенденцию угрозой продовольственной безопасности Кыргызстана.

Перспективы интеграции, ближайшие и отдаленные

Одним из приоритетов «евразийской пятерки» выступает расширение интеграции. Уже действующее соглашение о свободной торговле с Вьетнамом, подписанное в 2017 г., показало успешность этих планов. В конце октября 2019 г. Сербия и Иран вошли в зону свободной торговли с ЕАЭС, в результате, к примеру, иранские товары по 502 наименованиям будут поставляться в соответствии с особыми преференциальными условиями, о чем недавно сообщил  официальный сайт главы Иранского государства. Ведутся переговоры с Индией, Израилем, Сингапуром и Египтом. Закономерно, что  совсем недалек и день вступления в силу договора о торгово-экономическом сотрудничестве с Китаем. В программе активизации экономических связей — и вопросы  сотрудничества с рядом стран Африки.

В частности, одним из ожидаемых эффектов от участия в ЕАЭС может стать 13-процентный прирост ВВП всех государств – членов Союза к 2030 г.

К 2025 г. планируется запустить общий финансовый рынок и рынок энергоресурсов. А так же, как свидетельствуют данные обширного доклада Евразийской экономической комиссии, подготовленного в 2018 г., конкретно для Кыргызстана в перспективе увеличатся объемы взаимной торговли электроэнергией со странами ЕАЭС,  ускорится  развитие транзитного потенциала электроэнергетической системы страны. Имеется в виду поставка нарастающих объемов электроэнергии в сопредельные и более отдаленные страны — Афганистан, Пакистан и др.                                                                                               

Богатые запасы в стране гидроэнергетических ресурсов создают прекрасные возможности для развития «зеленой энергетики». Формирование общих рынков газа, нефти и нефтепродуктов Союза, которые должны начать действовать не позднее  начала 2025 г., также придаст значительный импульс развитию экономики Кыргызстана, считают в ЕЭК. К тому же формирование общих рынков нефти и газа открывает для КР весьма долгосрочные возможности по загрузке пяти нефтеперерабатывающих заводов. А это, соответственно, новые рабочие места, развитие социальной сферы,  рост доходов госбюджета.

Согласно инвестиционной программе Газпрома в Кыргызстане, ожидается, что к 2030 г. газ получат  около  400 населенных пунктов во всех  7 областях, а в кыргызской столице уровень газификации будет доведен до 74%.  

Узбекские перемены: в концепциях или в воздухе?

В  минувшем октябре «свежей» новостью для медиа-сообществ стран ЕАЭС стало известие о том, что в Узбекистане серьезно рассматривается вопрос присоединения к ЕАЭС. Вначале эту новость озвучила известный российский политик, председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, затем ее подтвердили в Сенате Узбекистана.

Между тем, в Узбекистане недавно широко рассматривалась Концепция развития страны до 2030 г. В ней, как водится,  масштабные цифры перспективного развития, векторы и приоритеты.  Только  ежегодный рост ВВП запланирован  не ниже 6,4%, что весьма впечатляет. В то же время и одна местная некоммерческая организация экспертного сообщества создала в текущем году Концепцию развития страны до 2035 г.  Также планов – громадьё! Главное отличие сценариев: правительственная концепция опирается на развитие экспорта, а неправительственная – на политические и административные реформы. Но лишь в первом документе рассматривается активизация сотрудничества с ЕАЭС и СНГ и вероятность вхождения Узбекистана в экономический союз как возможность перехода в разряд  динамично развивающихся стран.

 Правда, надо особо отметить, что в Концепции-2030 речь хотя и идет о зонах свободной торговли со странами ЕАЭС и третьими странами, в то же время рассматриваются и «меры протекционистской политики по защите собственного рынка в отношении экспортоориентированных отраслей производства товаров и услуг до вступления страны в ВТО».
Но, сказав об этом, не следует забывать, что опять же в конце октября министр торговли США Уилбур Росс на бизнес-форуме Американо-узбекской торговой палаты в Вашингтоне отметил важность скорейшего вступления Узбекистана в ВТО, а также и тот факт, что желание страны вступить в иные экономические объединения «будет препятствовать присоединению к ВТО».

Вторит  ему и МВФ. В случае присоединения Узбекистана к Евразийскому союзу республика рискует ухудшить торговлю с остальными регионами, считает замдиректора департамента Ближнего Востока и Центральной Азии МВФ Юха Кяхконен. В то же время, признает представитель МВФ, членство в ЕАЭС даст республике ряд преимуществ. Так, в торговле внутри Союза не будут применяться таможенные тарифы, что станет толчком для развития торговых связей между странами «пятерки». Однако в то же время у стран – участниц ЕАЭС для торговли с остальными государствами есть свои тарифы, которые затрудняют обмен товарами с другими регионами, предостерегает экономист МВФ. «Если учитывать рост, показываемый Россией, то, принимая во внимание его небольшую величину, факт применения глобальных тарифов – отрицателен, особенно в краткосрочной перспективе. Поэтому для Узбекистана важно, даже если будет принято решение о присоединении к Союзу, после вступления в ЕАЭС держать открытыми все свои торговые границы», – заявил представитель МВФ, сообщает Kun.uz.

Сам же Узбекистан, симпатизируя, кажется, одинаково и ВТО, и ЕАЭС, отмечает в Концепции-2030, что основными партнерами по-прежнему остаются страны СНГ. «Объективные предпосылки развития сотрудничества с государствами СНГ, – отмечают авторы «Концепции-2030», — определяются наличием общей границы, схожей транспортной и хозяйственной инфраструктуры, культурных традиций и языка».

По мнению российского эксперта Марины Лапенко, интерес Узбекистана к ЕАЭС зиждется на трех основных причинах. Первая – это необходимость устранения барьеров, которые сейчас существуют в межгосударственных отношениях и мешают их развитию. Вторая – это важность решения социально-экономических проблем, связанных с миграцией. Третья – потребность в инвестициях и технологиях. (Четвертым пунктом к этому перечню можно добавить  льготный режим  торговли в рамках зоны свободной торговли. – Е.М).

«ЕАЭС развивается как динамичное экономическое объединение. Успешно реализуется задача создания общих рынков товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Уже сейчас Узбекистан сталкивается с серьезными препятствиями при экспорте своих товаров на внутреннем рынке ЕАЭС. Этот формат отношений препятствует взаимной торговле», — считает М. Лапенко. Очевидно, что в случае вхождения в ЕАЭС узбекские производители получат равноправный доступ к рынку стран ЕАЭС (прежде всего России, Казахстана, Кыргызстана), будут созданы равные условия для трудовых мигрантов, получен доступ к  перспективным инвестиционным ресурсам и технологиям.   Вхождение в экономическое объединение позволит Узбекистану преодолеть географическую замкнутость за счет вливания в общее транспортное пространство и обретения упрощенного доступа к континентальным транспортным узлам, с выходом к рынкам и морским путям Ближнего и Среднего Востока, Китая, России и ЕС. 

Что сулит Кыргызстану присоединение Узбекистана к ЕАЭС?

 Поскольку Кыргызстан традиционно связан с Узбекистаном не только общей границей (1378 км, из которых около 230 (или 8%) предстоит еще урегулировать как спорные участки), но и во многом общими традициями, менталитетом, языком, а также постоянными торгово-экономическими и культурными связями, вхождение/невхождение соседней страны в ЕАЭС выступает важным моментом, требующим серьезного анализа и осмысления.

Так, сопредседатель Клуба региональных экспертов «Пикир» из Кыргызстана Игорь Шестаков считает, что потенциальное членство в ЕАЭС сулит Ташкенту немалые выгоды: «Узбекистан давно является активным партнёром и игроком ЕАЭС. Товарооборот с Россией как ключевым государством  Союза превышает 1 миллиард долларов. Ташкент в экономическом плане активно сотрудничает также с Казахстаном и Кыргызстаном. Большая часть узбекских трудовых мигрантов тоже находится на территории стран Евразийского союза, туда уехали в разные годы более трёх миллионов человек. Поэтому фундаментальные векторы сотрудничества Узбекистана с ЕАЭС уже существуют. Когда и будет ли вообще принято политическое решение о полноценном вхождении в ЕАЭС, я думаю, говорить пока рано. Это в большой степени лишь определённые прогнозы. Например, с 2016 года начались процессы потепления отношений и активизация кыргызско-узбекского сотрудничества на высшем уровне. Тогда уже пошла речь, что Узбекистан транзитом через Кыргызстан может поставлять продукцию на рынки Евразийского союза. Так что сотрудничество между странами  расширяется. И я думаю, что узбекские предприниматели прекрасно понимают, что им со своей продукцией легче выходить на рынки ЕАЭС, чем, например, Европейского союза, который по факту давно закрыт для сторонних поставщиков».

По мнению же российского политолога Андрея Князева, реакция в Кыргызстане на новость о вероятном присоединении соседней республики к ЕАЭС двоякая. С одной стороны, благодаря этому кыргызстанцы могут получить доступ к более дешевым товарам «Made in Uzbekistan», в первую очередь это касается пищевой продукции и товаров легкой промышленности – это заставит и кыргызстанских производителей также снизить цены. Однако ценообразование в двух странах отличается, поэтому подобный сценарий может в итоге негативно отразиться на кыргызстанском бизнесе. Особенно остро стоит этот вопрос перед кыргызскими фермерами, которым сложно конкурировать с узбекскими, в первую очередь из-за объемов производства. Кроме того, Узбекистан выигрывает и с точки зрения возможности обеспечить круглогодичные поставки: закупщикам, скажем, из России гораздо выгоднее заключать контракты на весь год, тогда как в Кыргызстане производство сельхозпродукции имеет сезонный характер.

А вот для туристической сферы Кыргызстана вхождение Узбекистана в ЕАЭС может стать большим плюсом. Отмечено, что в последние годы поток узбекских туристов на озеро Иссык-Куль заметно вырос. А если будут сняты вопросы с временной регистрацией, упрощен пограничный и таможенный контроль, то, по самым скромным подсчетам, в ближайшие годы поток туристов из РУз в КР может вырасти, как минимум, вдвое.

Присоединение к ЕАЭС Узбекистана как страны, имеющей большие людские ресурсы и производственный потенциал, может сильно повысить и политический престиж интеграционного объединения. Кыргызстану в этой связи, равно как и Узбекистану, предоставляется шанс до конца решить актуальный и затянувшийся на десятилетия вопрос делимитации и демаркации границ, — считает А. Князев.

Но есть и подводные камни в этом процессе расширения ЕАЭС. По мнению  кыргызстанского политолога Аркадия Гладилова, надо учитывать ряд немаловажных моментов. Среди них, во-первых, то, что Кыргызстан не является лидером в Евразийском объединении. Во-вторых, между Казахстаном и Узбекистаном традиционно и давно продолжается негласная борьба за лидерство в регионе Центральной Азии. И тут надо рассматривать, насколько стыкуются их интересы и как они не повредят кыргызским интересам. В-третьих, Кыргызстану следует учитывать и важнейший внутриреспубликанский аспект – развивая приграничную торговлю с Узбекистаном, которая, безусловно, будет нарастать в случае присоединения Узбекистана к Союзу, нельзя откидывать и опасность регионального сепаратизма. В-четвертых, вопрос вхождения в объединение Узбекистана затронет неизбежно и наши экономические интересы через участие обеих наших стран в транзитном процессе с участием Китая, — считает А. Гладилов.

В целом же, учитывая необходимость сопряжения экономических политик стран региона, Кыргызстан, безусловно, придерживается позиции позитивного, взвешенного компромисса в отношении расширения членства в ЕАЭС, приветствуя конструктивные изменения в рамках всех сторон объединения и общих интересов.

Елена Мешкова,                                                                                                                                                           Бишкек,                                                                                                                                                                 Кыргызстан. 

Читайте также: