Украина возвращается к самой себе

В Крым невозможно не влюбиться

Эту статью я написал незадолго до выборов президента Украины, в начале марта 2019 года, но с моим сайтом POLIT.KG  возникли проблемы, а потому свои размышления выложил только в соц.сетях. Недавно перечитал эти свои прогнозы и понял, что проблемы-то так и не разрешились. Наверное, еще больше запутались, а ожидания так и остались ожиданиями? Но я ни от одного слова не отрекаюсь, и верю, что придет понимание неизбежности именно такого порядка развития событий. 

Самый невероятный сценарий развития ситуации на Украине

Мы уже смирились с тем, что вокруг нас происходят события, которые просто не укладываются в какие-то логические схемы. Да и в целом история развивается порой столь парадоксально, что начинаешь уже сомневаться в здравомыслии людей и наличии у них чувства самосохранения. Но без этого чувства мы обречены на вымирание. Как же вернуть эту главную защитную функцию любого организма?

Контрольный вопрос в голову: чей Крым? Сможет ли Украина вернуть Крым?

Предложу ответ столь же невероятный: Украина сможет вернуть Крым, но только при условии, что вся Россия станет частью новой Великой страны, в которую войдут на равных Украина, Белоруссия и Россия. Иными словами, Украина вернет Крым только вместе со всей Россией и Белоруссией. Решение проблем с Донецком и Луганском лежит в той же плоскости.

Сразу уточню, что речь не идет о какой-то территориальной перекройке государств, какую мы наблюдали в СССР после Великой Отечественной войны. Образец государства, принятый и понятный в середине ХХ века, ко дню сегодняшнему уже безнадежно устарел. Я уже касался этой темы в статье «Что первично: права человека или территориальная целостность?» задолго до конфликта на Украине и ее проблем с Крымом. Эта проблематика становится с каждым днем все острее, а решения вопросов так и не найдено. Более того, политика двойных стандартов только сильнее запутывает проблемы. Почему в одних случаях международное сообщество приветствует развал государств, а в других – свято стоит за сохранение целостности и неделимости? Права граждан одних сообществ незыблемы и святы, а права граждан других регионов и можно, и нужно не просто игнорировать, но лишать граждан самого главного права – на жизнь!? Где водораздел между сепаратизмом и правом наций на самоопределение?

Интересно будет обратиться к материалам легендарной Ялтинской конференции, где Рузвульт, Сталин и Черчиль определяли условиях формирования послевоенной Европы. Просто уникальные документы, причем, инициируемые американской и английской сторонами, закладывали очень даже конструктивные моменты:

«Установление порядка в Европе и переустройство национальной экономической жизни должно быть достигнуто таким путем, который позволит освобожденным народам уничтожить последние следы нацизма и фашизма и создать демократические учреждения по их собственному выбору. В соответствии с принципом Атлантической хартии о праве всех народов избирать форму правительства, при котором они будут жить, должно быть обеспечено восстановление суверенных прав и самоуправления для тех народов, которые были лишены этого агрессивными нациями путем насилия.

Для улучшения условий, при которых освобожденные народы могли бы осуществлять эти права, три правительства будут совместно помогать народам в любом освобожденном европейском государстве или в бывшем государстве — сателлите оси в Европе, где, по их мнению, обстоятельства этого потребуют: а) создавать условия внутреннего мира; b) проводить неотложные мероприятия по оказанию помощи нуждающимся народам; с) создавать временные правительственные власти, широко представляющие все демократические элементы населения и обязанные возможно скорее установить путем свободных выборов правительства, отвечающие воле народа; и d) способствовать, где это окажется необходимым, проведению таких выборов».

Разве ситуация с Крымским референдумом и правом населения полуострова на самоопределение не соответствует этим англо-американским принципам построения Европы? А государственный переворот на Украине и утверждение в стране новой власти, открыто попирающей все права и свободы человека, как и курс на украинизацию всего населения  не подпадают под определения о необходимости уничтожения «следов нацизма и фашизма»? И каким еще способом «должно быть обеспечено восстановление суверенных прав и самоуправления для тех народов, которые были лишены этого агрессивными нациями путем насилия»?

 Будем исходить из того, что и само понятие «государство», и все его структуры жизнеобеспечения рано или поздно подвергнутся коренной трансформации. Нынешняя «оцифровка» экономических и политических процессов – это первый этап преобразований, своего рода косметические операции, за которыми неизбежно последуют серьезные изменения и выборных процессов и технологий, и самих структур управления государством и обществом.

Как правило, страны, пережившие серьезные внутренние конфликты, внешние вторжения и войны, более открыты для инноваций во всех сферах, и в первую очередь в сфере государственного управления. Это объясняется просто: прежние механизмы и структуры здесь уже настолько ослабли, что не смогут воспрепятствовать новациям. А общество, пережившее большие трудности, менее консервативно и более восприимчиво к новым тенденциям. Конечно, есть опасность возвращения к «истокам», к тем формам жизнеустройства, которые ассоциируются со стабильностью и спокойствием, но такие экскурсы в прошлое быстро заканчиваются еще большим разочарованием. Путин красиво сформулировал: кто не сожалеет о развале СССР – у того нет сердца, кто хочет его восстановления – у того нет ума.

Украина вдоволь нахлебалась самостийности за последние пять лет. Предстоящие президентские выборы продемонстрируют стремление части общества к возврату в эпоху социального равенства и братства, которая для многих связана с периодом СССР: для старшего поколения – это живая память о молодости, для поколения молодых – неизвестный или малоизвестный период истории торжества справедливости, который на фоне современной олигархии представляется еще более романтическим и привлекательным. И чем выше стремление исказить или унизить этот период истории, тем больше интерес к нему.

Что бы ни говорили о разгуле национализма на Украине, без серьезной зарубежной подпитки, в первую очередь, финансовой, он не сможет оказать серьезное влияние на выбор народа. Конечно, националистические традиции на Украине имеют и глубокую историю, и гораздо больший масштаб по сравнению с другими соседними странами, но их вектор в большей степени зависит от правящей верхушки, для которой и нужен «внешний враг». Для самого народа страны этот вектор в меньшей степени направлен против славянских народов, как таковых. Есть изрядная доля неприятия того политического бомонда, который стоит в России у руля, но это другой вопрос. 

Наиболее подготовленными сторонниками новой Украины и нового политического ее курса являются как раз те слои населения, которые и на майдан вышли под лозунгами евроинтеграции, и считают безвизовый режим главным завоеванием украинской демократии, и в целом настроены на западные ценности, европейские традиции. А парадокс в том и заключается, что и в России, и в Белоруссии, и в других странах бывшего СССР эти ценности, за небольшими исключениями, уважаемы не меньше, чем на Украине. В перспективе общие точки взаимопонимания и объединения будут лежать как раз в этих плоскостях.

Для чего украинская пропаганда раскручивает образ врага в лице России? Это старый идеологический прием, который используется для оправдания собственной несостоятельности, собственных ошибок и просчетов. В политических технологиях это довольно эффективный прием «ложных целей» для отвлечения внимания общества от других вопросов и проблем: воровства и коррупции, узурпации власти и свертывание демократических завоеваний, нарушений прав человека и откровенного государственного бандитизма.  В одних ситуациях новый глава государства, как правило, все проблемы в экономике и социальной политике перекладывает на плечи своего предшественника. А если это сделать невозможно в силу ряда причин – когда политики из одного политического лагеря – тогда приходится искать «внешние факторы». Таковым фактором и становятся соседи. Не потому ли на всем протяжении постсоветского периода то и дело вспыхивают конфликты между некогда братскими республиками. В период «дикого капитализма» чем еще можно оправдать масштабные хищения, коррупцию, ужасающую некомпетентность управляющих структур кроме враждебных сил? Удивительно, что на Украине, в Грузии, в Азербайджане и Армении, в республиках Средней Азии люди легко клюют на образ внешнего врага, не видя в упор, как собственные олигархи кратно увеличивают свои доходы.

У украинских политиков не получится довести кризис в отношениях с Россией до открытого военного противостояния по причине совершенной неготовности ВС Украины для военных операций. И вступление Украины в НАТО, если такой фокус и совершится, не даст ровным счетом ничего. Разве что снова увеличит доходность тех структур, которые кормятся на «безопасности». Вот и недавний скандал в ВС Украины с запасными частями для техники – лишнее тому подтверждение.

Новый глава Украины будет вынужден искать не только новые решения для нормализации отношений с ДНР и ЛНР, Россией, но в первую очередь найти общий язык с собственным народом.

Выборы на Украине, кроме решения чисто украинских политических вопросов играют очень важную внешнеполитическую роль. Если они пройдут хотя бы на 70 процентов честно, мы получим очень характерный срез общественного мнения. Европа может получить такой же неожиданный результат, как США с победой Трампа. О чем это говорит? О том, что в современном обществе при всех информационных войнах рождается понимание тех политических процессов, невольными участниками которых становятся простые избиратели. От степени этого понимания и будет зависеть будущее этих стран и народов.

Аркадий Гладилов

8 марта 2019 г.

Читайте также: