Конспектируем Карла Маркса

Чувствую, пора обратиться к Марксу за ответами на вопросы, которые мучают нас уже в ХХI веке. Думаю, что обращение к диалектическому материализму и теории прибавочной стоимости более продуктивно в прогнозировании будущего, чем предсказания Ванги и Нострадамуса. 

А зачем народу власть?

Власть народу – не самоцель партии, власть — это механизм решения огромного комплекса социальных, экономических, экологических и прочих проблем.

Когда говорят, что власть у нас и так принадлежит народу, и нужно только немножко поднапрячься, чтобы она еще и действовала в интересах того самого народа, который является её источником, у любого думающего человека тут же возникает много вопросов. Если власть принадлежит народу, то почему народ об этом вспоминает только в периоды выборов? Почему народ отдает право распоряжаться своей судьбой и своими богатствами людям, которые тут же забывают, что они наняты народом для выполнения определенных функций? Почему власть стала как бы независимой от народа, если он её выбрал? Если власть действительно народная, то от кого она защищается мощными оградами, вооруженной охраной, целым сводом законов и постановлений, регламентирующих поведение народа в органах власти? Неужели это в интересах самого народа наделение чиновников, депутатов всех уровней серьезными защитными привилегиями, неприкосновенностью и фактической вседозволенностью? И почему это народ, значительная часть которого еле сводит концы с концами, осчастливливает своих избранников доходами, в разы превышающими средний уровень доходов простого смертного? И чего это именно далеко не бедные люди так рвутся во власть? Неужели человек во власти приобретает некие дополнительные источники доходов, неизвестные простым избирателям? Выходит, власть сама по себе стала солидным бизнесом, если даже состоятельные граждане расстаются с огромными деньгами ради получения заветного депутатского мандата?

Перечень подобных «почему?» можно долго продолжать. Все это лишь подтверждает простую истину – власть так и не стала народной. И строки в Конституции по этому поводу – чистая условность, некая абстрактность, не имеющая к реальности никакого отношения.

А какова реальность? Мы не скрываем, что страна строит банальный капитализм, который мы стыдливо именуем «рыночными условиями». В этой системе, по словам Карла Маркса «Политическая власть в собственном смысле слова – это организованное насилие одного класса для подавления другого». В Кыргызстане активно формируются эти классы, интересы которых диаметрально противоположны. Вполне понятно стремление класса новой кыргызской буржуазии иметь механизмы для управления страной и обществом с целью сохранения своего доминирующего положения.

Ну, а что нас по Марксу ждет в будущем? «На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоположностями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех».

А что есть ассоциация? Это объединение людей для осуществления определенных задач. Это союз свободных людей, которые понимают, для чего они объединяются и что получат в конечном результате. Это союз высоконравственных людей, которые в этом союзе видят умножение сил и перспективы свободного развития всех членов союза. Ассоциация рабов не может дать им свободу, поскольку каждый раб ищет свободу для себя. Ассоциация буржуа тем более обречена на неудачу, потому что в ней царят совершенно определенные цели на индивидуальный успех и обогащение.

И в этом смысле идеи марксизма выглядят утопично на современном этапе человеческого развития.  

К вопросу о частной собственности

Это самый больной вопрос в теории научного коммунизма. Какое значение марксизм придает частной собственности и что предлагает взамен?

Маркс пишет: «Отличительной чертой коммунизма является не отмена собственности вообще, а отмена буржуазной собственности.

Но современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одним другими.

В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожением частной собственности».

Иными словами, если нет эксплуатации одних другими – нет и частной собственности. Маркс предрекает уничтожение частной собственности не силовым приемом, не революционным порывом, а естественным путем. Так умирает все старое и отжившее свой век, уступая место новым отношениям. Умрут классовые антагонизмы, и частная собственность станет общественной.

Вот другой вопрос, а что же такое КАПИТАЛ по Марксу? Частная собственность? Некое количество денег на счету в банке? Нет и нет!

«Капитал – это коллективный продукт и может быть приведен в движение лишь совместной деятельностью многих членов общества, а в конечном счете – только совместной деятельностью всех членов общества.

Итак, капитал – не личная, а общественная сила.

Следовательно, если капитал будет превращен в коллективную, всем членам общества принадлежащую, собственность, то это не будет превращением личной собственности в общественную. Изменится лишь общественный характер собственности. Она потеряет свой классовый характер».

Ну, господа, противники коммунистической идеи, где же тут раскулачивание, экспроприация и прочие ужасные явления из практики строительства социализма в отдельно взятой стране?

Маркс категоричен в этом основном вопросе собственности: «Коммунизм ни у кого не отнимает возможности присвоения общественных продуктов, он отнимает лишь возможность посредством этого присвоения порабощать чужой труд».

О манипулировании общественным сознанием

Это, пожалуй, самый опасный рецидив нашего времени. Как утверждают специалисты самых разных профилей – политологи, политтехнологи, психологи – в условиях столь высокоразвитых коммуникативных систем можно реализовать любую, самую невероятную идею – «Идеи становятся силой, когда они овладевают массами» (по словам Ленина). Заметить нужно: не наоборот! Идеи овладевают массами! Это и есть манипулирование. И Маркс был категоричен в оценке таких идей: «Идеи… которые овладевают нашей мыслью, подчиняют себе наши убеждения и к которым разум приковывает нашу совесть, это узы, из которых нельзя вырваться, не разорвав своего сердца, это демоны, которых человек может победить, лишь подчинившись им».

А какие идеи властвуют в современном мире? И об этом Маркс сказал определенно и на века: «Господствующими идеями любого времени были всегда лишь идеи господствующего класса».

Маркетологи шутят: нет такого товара, который невозможно впихнуть покупателю против его воли – все дело в технологиях убеждения, управлении человеческим сознанием, формировании в общественном сознании определенных целей и системы ценностей. И так на всех уровнях: от продуктового магазина до выборов президента или парламента. По большому счету человек уже давно является не индивидуумом, а всего лишь «общественным животным». Такой образ и нужен для правящих классов. Основная масса людей не должна серьезно задумываться о природе тех или иных явлений, а должна довольствоваться определенным набором удобств, ценностей духовных, обладать определенными профессиональными навыками для содержания самих себя и своего потомства. Хорошее образование должно быть доступно небольшому кругу избранных, как и особый мир общения, совершенно иных жизненных целей, продуктов культуры и т.д.

Ну, а какова тогда судьба самого марксизма, как идеологии? Если руководствоваться основными принципами марксизма (законами общественного развития), то никакая идеология не является неизменной и незыблемой. Все течет, все изменяется…

Марксизм и религия

Продолжая разговор об идеях, обязательно следует рассмотреть вопрос об отношении Маркса к религиям. В советские времена советская же система образования трактовала атеизм очень упрощенно – бога нет. И точка. Маркс показал не просто истоки религиозности, но её цели и задачи:

«Религиозное убожество есть в одно и то же время выражение действительного убожества и протест против этого действительного убожества. Религия – это вздох угнетенной твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она – дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа.

Упразднение религии, как иллюзорного счастья народа, есть требование его действительного счастья. Требование отказа от иллюзий о своем положении есть требование отказа от такого положения, которое нуждается в иллюзиях. Критика религии есть, следовательно, в зародыше критика той юдоли палача, священным ореолом которого является религия».

Да, Маркс категоричен в оценке религиозности и религий, он не оставляет ей места даже в традициях или каких-либо национальных культурных промыслах. В религии он видит только зло. Но сравнение с опиумом наталкивает на мысль, что религия все-таки служила в те времена не только в качестве наркотика, но и в качестве анестетика, снимала боль от угнетения и социального неравенства людей. Но это уже из области предположений.

Сегодняшний ренессанс религий может показаться чем-то сродни глобальной эпидемии, если не видеть в этом процессе все тех же корней, которые показал Маркс. Миллионы верующих живут в мире собственных иллюзий, и это с радостью поддерживают и главы государств, и парламенты, и лидеры религиозных экстремистских организаций. Так что религия как была, так и остается опиумом народа. И на нее не распространяются ни санкции антидопинговых организаций, ни национальное законодательство по борьбе с наркотрафиком…

(Продолжение, очень надеюсь, последует)

Пытался разобраться в марксизме Аркадий Гладилов

Читайте также: