Турецкий пантюркизм в Кыргызстане: культурно-экономическое сотрудничество или отсроченная экспансия?

В своей присяге Президент Кыргызской Республики Садыр Жапаров отметил, что он «дал себе клятву, чтобы сделать всё, чтобы приумножить силу, процветание и славу нашего народа, твёрдо придерживаться идеологии национального единства, оправдать надежды и чаяния, следовать идеям, провозглашённым нашими отцами». И первые результаты работы Садыра Жапарова показывают, что он действительно настроен решительно: объявлено о сокращении количества министерств и чиновников, что позволит сохранить для бюджета Кыргызской Республики миллионы сомов.

Он призвал не делить людей на своих и чужих, а руководствоваться исключительно деловыми качествами: «Сейчас не время для того, чтобы враждовать или родниться. Забудьте, что было ранее ради народа, ради будущего государства. Будем терпеливы. Всевышний на стороне терпеливых» Также Садыр Жапаров заявил, что любых чиновников, пытающихся воровать «как раньше», ждет немедленный арест.

При этом вновь избранный Президент пока хранит молчание по поводу изменения приоритета во внешних связях Кыргызской Республики, отметив, правда, что внешняя политика будет многовекторной. Между тем в Кыргыстане работают тысячи организаций, в задачи которых входит не возрождение страны, а ее «интеграция» в некое политическое и экономическое пространство, главенствующую роль в котором играют совсем другие государства. И этот факт не может не беспокоить.

Недавнее заявление, прозвучавшее из уст заместителя министра иностранных дел Турции, стало откровением для многих стран, вовлеченных в так называемые «процессы интеграции», искусственно создаваемые подконтрольными этой стране общественными и межгосударственными организациями. Заявление турецкого высокопоставленного чиновника касалось Азербайджана, и возможности перехода политических процессов нынешней формулы «одна нация — два государства» к новой — «одна нация — одно государство». Отметим, что Азербайджан с самого начала своего существования «открыл свои объятия» для турецких политиков, и, по сути, стал самым преданным сателлитом этой страны. При этом интеграция культурных, экономических и политических процессов, которая должна была привести к процветанию, принесла совершенно иной результат: военный конфликт с Арменией, поддержанный Турцией, а также недвусмысленные заявления о «единении» стран.

Это только начало: множество организаций, созданных для «культурного» и «экономического» сотрудничества продолжают работать в Кыргызстане и соседних странах. Результаты их работы видны невооруженным глазом: к примеру, с помощью этой «мягкой силы» Казахстан перешел на «латиницу» по турецкому образцу, язык, который, конечно, будет способствовать не только сближению этих стран, но и последующей интеграции под «крыло» Турции.

Кыргызская Республика сегодня также включена в процессы турецкого геополитического проекта, и имеет на своей территории все элементы культурно-экономической «мягкой силы». Несомненная экспансия турецкого «центра силы» идет полным ходом с помощью отлаженной системы международных организаций, в частности «проекта «Великий Туран»». При этом общественные деятели ссылаются как на общность языковой группы наших стран, так и на общую религиозную идентичность. Турция использует формально негосударственные (но поддерживаемые ее правительством) общественные структуры: Совет Сотрудничества тюркоязычных государств (ССТГ), Международная организация тюркской культуры (ТЮРКСОЙ), турецкое (Тюркское) агентство по сотрудничеству и развитию (ТИКА), Ассамблея тюркских народов (АТН), Туран и Туранская цивилизация. Планомерная работа этих организаций уже привела к созданию некоего «Союза центральноазиатских государств», фактически подконтрольного Турции. Но на очереди еще более глобальные проекты, идеи, которые вырастают в недрах турецкой политики.

Сегодня в Турции делят власть две партии. Это партия «справедливости и развития» Реджепа Эрдогана, которая по сути продвигает некую смесь неоосманской политики и «исламизма по-турецки». Члены этой партии уверены, что Турция является «центром Османской империи» и «центром исламского мира» одновременно. Вторая националистическая партия осваивает пантюркистскую тематику, в которой Турция должна быть от «от моря до моря, от Урала до Адриатики». Именно политика этой партии как нельзя лучше характеризует усилия Турции по созданию подконтрольного ей «тюркского пространства». При этом члены националистической партии настаивают на «тотальной интеграции» во всех сферах и на всех интеграционных платформах. Чем это грозит Кыргызстану, догадаться несложно.

Попытки вникнуть во внешнеполитическую стратегию нынешней Турции, которая ведет весьма агрессивную (и не только экономико-культурную, но и военную) экспансию, показывает, что эта страна и далее будет продвигать проект неоосманизма и пантюркизма. Причем с весьма настораживающей активностью ее «общественных организаций». У тех, кто продвигает идеи пантюркизма на территории Кыргызстана, очень мало действительно экономических или культурных проектов, они все больше предлагают «объединиться для защиты» от экспансии Китая и России, при этом используют эти страхи как «дымовую завесу». И под этой «дымовой завесой» во весь рост встает новая османская империя, границы которой, начерченные турецкими политиками и националистами, не предусматривают самостоятельности для Кыргызской Республики. И наш новый президент Садыр Жапаров должен осознавать — если он планирует национальное возрождение, то на пути у него могут встать не только внутренние противники, взяточники и бывшие чиновники, но и внешние силы, которым может очень не понравиться новая независимая политика Кыргызстана.

Адик Саидов, политолог

Читайте также: