POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Вторник, 22 января 2019
RSS

О ситуации в Кыргызстане

07.11.2018 14:26
Президент Сооронбай Жээнбеков: Глубоко прочувствуем многовековую великую историю нашей страны, свято сохраним национальное достоинство!

Президент Кыргызской Республики Сооронбай Жээнбеков  7 ноября, в связи с Днем истории и памяти предков посетил мемориальный комплекс «Ата-Бейит», где прочитал молитву в память о предках и покоящихся там соотечественниках, возложил венки к памятникам и сделал обращение к народу Кыргызстана.

"Непростые годы в составе российской империи, национально-освободительная борьба 1916 года и великий исход — Уркун принесли нашему народу большие испытания.После победы февральской, затем Октябрьской социалистической революци 1917 года в России произошел резкий поворот в судьбе кыргызского народа. В 1924 году была образована автономная область, затем создана Кыргызская Советская Социалистическая Республика"


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Городская окраина и ее обитатели

23.12.2018 13:36 - Polit.kg
Городская окраина и ее обитатели

Ближе к Новому году снега на радость детям  навалило столько, что некоторые дома по самые окна были в сугробах, а на дороге снежный накат скрыл все ямы и выбоины, превратив ее местами в каток. И каждый день погода добавляла снега – мелкого как песок, который клубился за каждой проезжающей машиной, заметал тропинки и скрывал раскатанные участки, на которых то и дело падали взрослые обитатели окраины.  Речка на дне оврага, которая редко когда замерзала, была укрыта толстым льдом. Дети везде, где только было можно, оборудовали горки для катания на санках, не опасаясь оказаться в воде в конце спуска.

С развлечениями в этой части города было туго: заводской клуб мало кого привлекал даже по выходным, когда там устраивали танцы. Они, как правило, всегда заканчивались мордобоем. То заводская молодежь из общаг била молодежь  из близлежащего села, а когда не было сельчан, били друг друга.

Степенные жители окраины – кому перевалило за 30 – позволяли себе развлечения только по праздникам.  Любили праздники любые. И отмечали с радостью, на полную катушку, с творческим подходом.  Конечно, самым долгожданным и любимым был Новый год, который продолжался две недели – до старого Нового года.

Раньше других начинал праздновать Новый год, а точнее Рождество немец Геннадий Крамер, больше известный на всю округу как Генка-Балаболка за свою словесную скорострельность. Вернувшийся из трудармии, он поражал всех своей хозяйственностью и безалаберностью одновременно. Не понятно, как ему удалось первому во всей округе приобрести самую дорогую автомашину -  «Волгу» ГАЗ-21.  У него был самый красивый дом, который он построил собственными руками. Но участок был обустроен кое-как и по нему постоянно разгуливали свиньи. Балаболка знал толк в свинине, и у него получалась самая вкусная колбаса. Хотя, за неимением последней в магазине, сравнить его продукт было не с чем. 

Перед тем, как резать очередную свинью Балаболка шел по улице и собирал заказы на мясо, сало, колбасу. Брали свежатинку почти все, даже хохол Юрий со своей женой-еврейкой и «злой чечен» Магомед Джабраилович для своей жены-хохлушки. Не брал свинину только старый и косой портной татарин Рашид – все удивлялись не тому, что он не ел свинину, а тому, как он с таким косоглазием умудряется кроить и шить?!  Но ни хромота, ни косоглазие не мешало Рашиду делать детей, кои прибавлялись с каждым годом и соседи уже сбились со счету.

Случалось, что на всю улицу одной свиньи не хватало. Тогда Балаболка или резал вторую свинью, или предлагал на продажу индюшек. Цены у него были божеские, а то и вовсе можно было взять мясо или птицу в долг. Вот и в преддверии этого Нового года заказы сыпались один за другим. Уже две свиньи отдали богу души, если они у них были. Балаболка ворчал:

- Всем вырезку подавай, а куда я сало дену? Ладно, часть засолю, часть в колбасу пущу. А головы никто не берет. Потому что вкуса не понимают. Свиные щечки, язык, ушки – это же объедение! А пятачок надо уметь приготовить!

Магомед всегда берет шейку, килограммов на 6, а то и все 8. Говорит, что для жены. Балаболка усмехается:

- Неужели одна баба может столько за раз шашлыка скушать?

Это на Пасху по всему району разливается аромат ванили от массовой выпечки сдобы. А на Новый год  эти ароматы заглушают запахи копченых окороков и колбас, что несутся от дома Балаболки.

Но самым большим богатством Балаболки был не его дом, и не машина, и даже не свиньи, коим не было числа, а красавица дочь Елизавета.  Это было настолько совершенное создание, что все парни в округе даже подойти к ней боялись. Как могло появиться такое чудо в тех суровых условиях Сибири, где прошли молодые годы Балаболки и его жены-сибирячки. Родители были обыкновенными, а вот родили такую красавицу, что, наверное, и сами испугались. Может, это природа так распорядилась, смешав немецкую кровь с русской, и назло войне и всем предрассудкам явила миру образец подлинного совершенства.  Лиза отличалась не только красотой, ни и незаурядным умом с чувством юмора.  Даже самый наглый хлопец Сергей Светкин по прозвищу Мордвин, коим он и был по рождению, пускал слюнки при одном только появлении Лизы на улице.

- Лиз, пойдешь за меня замуж? – кричал ей вслед Серега. Красавица мило улыбалась и пожимала плечами:

- Как папа скажет…

Был у Балаболки еще и сын Вовка – такой же смешливый, как отец, но скупой на слова. Он помогал во всем отцу, но был в отличие от отца нетороплив и основателен.

Магазин, единственный на весь район, зимой закрывался рано, даже в предпраздничные дни. Да и особой нужды в нем в канун Нового года не было. Что нужно, закупили загодя. А ассортимент торговой точки был настолько однообразен, что кроме водки и маринованных огурцов ничем иным не мог привлечь внимание граждан. Хотя нет, магазин привлекал еще продавщицей – то ли цыганкой, то ли молдаванкой по имени Мария. Своих постоянных клиентов она не обсчитывала, но обвешивала. И то не всегда, а по настроению и ситуации. Перед Новым годом бойко продавала  селедку, хорошо шли шпроты, водка закончилась где-то к обеду, а шампанское покупали плохо, как и вина. Поэтому Мария уже после 7 вечера закрыла торговлю. Эстафету по продаже спиртного принял сторож Боря, хорошо известный всем пройдоха и выпивоха, который каждую ночь до утра мог страждущим предложить хоть водку, хоть вино с небольшой наценкой. Он тоже иногда обижался:

- Вот сволочи! Нет, чтобы водку пить, так они самогонку предпочитают. Тут в каждом дворе стоит самогонный аппарат. И куда только милиция смотрит?

Впрочем, милицию Боря упомянул просто так, для порядка, потому как понимал незаконность собственного бизнеса. Но он умел находить общий язык с представителями власти, которую в районе представлял один старший сержант со звучной фамилией Громов. Власть все грозилась привлечь Борю к ответственности за перепродажу спиртного в неположенное время, но иногда сама пользовалась его услугами. А Боря клятвенно заверял:

- Так я только страждущим продаю, чтобы здоровье поправить. А несовершеннолетним никогда! Я что, не понимаю? Это же зло. С ним сообща бороться надо!

Боря не случайно всю свою сторожку обклеил плакатами, призывающими к непримиримой борьбе с пьянством и алкоголизмом. Правда, Боря так и не понял, чем первое отличается от второго. Продавщица пыталась ему объяснить, что пьянство – это процесс, а алкоголизм – медицинский диагноз, но Боря не видел разницы.  Мужики возле магазина поздравили  Борю с Новым годом.

- Боря, ты приготовился к празднованию?

- А как же! Готов на 300 процентов.

- Это что, праздничная наценка? Смотри, побьют!

- Нет, это обоснованный предыдущими годами объем товарооборота!

Боря нахватался у продавщицы профессиональных терминов и мог не хуже любого экономиста объяснить не только причины товарного дефицита, но и целесообразность спекуляции, и полезность обвесов и обсчетов.

Последний троллейбус где-то в 10 вечера высадил на конечной остановке стайку пассажиров с коробками тортов и торчащими из авосек блестящими горлышками шампанского. Мороз крепчал.  Несколько местных алкашей все еще торчали у магазина в надежде, что добрые люди в честь праздника угостят чем-нибудь вкусненьким и крепеньким.

- Нет, теперь до самого Нового года никто не нальет, - глубокомысленно произнес кто-то.

- Надо подождать…

- Пойдем погреемся где-нибудь.

А в домах вовсю накрывали столы.  Так как окраина процентов на 90 состояла из украинцев, то и ассортимент блюд был однотипный. Пироги с мясом и прочими прелестями типа ливера, капусты и картошки, пельмени или вареники, селедка с луком и овощами, да непременный холодец из свиных ножек. Балаболкина колбаса была почти на каждом столе в числе деликатесов. Как правило, мужики к застолью шли уже навеселе, приняв в честь праздника рюмку где-нибудь в сарае или за углом дома, чтобы жена не видела.  В каждом доме жарко натоплены печи, почти у всех наряжены стеклянными шарами и бусами новогодние елки.  В доме Николая Десятника, который гонит самый лучший в округе самогон, уже поют. Сам Десятник, работая шофером на автобусе, обладает отменным басом  – когда он объявляет остановки, люди порой впадают в ступор.

Его сосед Володя, который хорошо  поставил бизнес на разведении кроликов, уже водил хоровод вокруг елки во дворе своего крольчатника. У него не было проблем с мясом, но он был, пожалуй, единственным человеком на всю улицу, который принципиально не потреблял спиртного. Женская часть населения завидовала его жене, а мужики его тихо и тайно ненавидели.

А в доме напротив Десятника, который стоял на самом краю оврага, звучала музыка: это хозяин в гараже завел радиолу. А хозяином этого дома у края оврага был здоровенный детина с наивной детской душой и добрыми глазами, но со странным именем Инокентий.  Все звали его просто Кеша-Бугай. Это он посыпал песком обледенелые дорожки на улице, по собственной инициативе лазил на столбы, чтобы поменять лампочки, ремонтировал единственную на всю улицу водоколонку, и вообще ему до всего было дело: он никому не отказывал в помощи, особенно если надо было что-то перенести особо тяжелое.

Со двора Магомеда уже потянуло дымком и жареным мясом: что может быть вкуснее шашлыка из свиной шейки? Магомеда соплеменники укоряли:

- Как ты можешь даже просто прикасаться к свинине?

- Какая свинина? Это баранина!

- Ты чего, совсем из ума выжил, свинью от барана отличить не можешь?

- Слушай, ты даже не подозреваешь, какой этот баран при жизни свиньей был! Я за него помолился…

    

До Нового года остается меньше часа. И вдруг во всех домах одномоментно гаснет свет. Заткнулись радиолы, не доиграв аккорда. В воздухе повисла тишина. Было, кажется, слышно, как падает иней с электрических проводов от малейшего ветерка. На полуслове оборвалась песня в доме Десятника. Несколько минут люди еще надеялись, что электричество появится, и даже перестали жевать, хотя жевать можно и в полной темноте. Вот наливать в темноте сложно, когда не видно краев.

- Так, -  глубокомысленно  кто-то прерывает молчание. – Нужно включать запасный вариант. Где у нас керосиновая лампа или на худой конец свечи?

Так как цивилизация на городские окраины не очень спешит, в каждом доме всегда наготове керосиновая лампа с резервным запасом керосина. Свечи если где и остались в домах, так только церковные. И вот через несколько минут во всех окнах заколебались тусклые язычки керосиновых ламп.

Дед Лука – самый авторитетный человек в округе – отставил поднятую было рюмку, накинул на плечи тулуп и достал с полки Ветхий завет, на второй странице которого, где перечень главных божьих свершений, прямо напротив того места, где Бог отделил свет от тьмы, были записаны телефоны коммунальных и аварийных служб. Труднее было найти двухкопеечную монету, чтобы позвонить по телефону-автомату, будка которого стояла недалеко от дома деда Луки на  конечной остановке троллейбуса. Несколько раз дед набирал номер нужной службы, но в трубке слышались только длинные гудки – электрическая аварийная служба уже праздновала Новый год.

Нужно признаться, что отсутствие электричества, пусть даже в новогоднюю ночь, не очень огорчило обитателей городской окраины. Уличные фонари и при наличии напряжения в сети практически не работают по причине отсутствия ламп.  Телевизоры есть далеко не в каждом доме, и они еще не стали неотъемлемой частью интерьера и времяпрепровождения.  Радиоприемники с проигрывателями существенно скрашивают  общение, и пусть даже заиграна пластинка до хрипоты, но она создает атмосферу праздника. А когда и радиоприемники молчат – инициативу в свои руки берут народные таланты. Достают с антресолей или из кладовок покрытые пылью гармони и аккордеоны, настраивают гитары и балалайки.

- Ах, черт, давно не играл, пальцы не слушаются, - оправдываются застенчивые гитаристы и балалаечники. Но уже через несколько минут неумелый аккомпанемент заглушают подвыпившие голоса.

В застольном репертуаре есть свои особенности и своя последовательность.  И если знать эти особенности, то можно без труда определить степень прогрева той или иной компании. Начальной стадии опьянения соответствуют разухабистые украинские песни типа «Распрягайте хлопцы коней»,  «Ты ж меня пидманула», песни колхозно-совхозной тематики «Чо те надо?», и конечно любовной «Вот кто-то с горочки спустился». Средний уровень прогрева компании, особенно самогонного типа требует более вдумчивого отношения к жизни, заложенного в песнях о бродяге, что судьбу проклинает, о Хазбулате удалом, который не променял честь на коня и кинжал и убил изменницу жену, и конечно о матушке-Волге. Ну и завершает песенный репертуар застолий совсем уж мрачные мотивы о черном вороне, который вьется над чьей-то головой, о замерзших в степи ямщиках и прочих невеселых итогах.

До Нового года, как правило, в домах звучат песни начальной стадии веселья. Никто не задумывался: почему, собственно, люди поют? Песня объединяет людей покрепче самой крепкой самогонки, самой мощной идеологии. Наверное, это и есть внутренний голос, зов предков, или еще какая хреновина, которую трудно объяснить и невозможно понять.

Тост звучит, в основном, один «С Новым годом, с Новым счастьем!» Как будто  старого счастья было завались и оно надоело, хочется чего-то нового. А после третьей рюмки уже и тосты не говорят, итак все ясно.

В Новогоднюю ночь даже собаки становится добрыми – наевшись до отвала косточек от холодца, они сладко спят в своих будках.

Но все самое интересно и самое важное начинается после того, как часы прокукуют 12. Гости начинают целоваться с хозяевами и между собой, и больше всего поцелуев достается молодым и красивым. Все счастливы и рады, сыты и пьяны, и всем кажется жизнь распрекрасной, и все честно верят, что новый год будет лучше и счастливее, чем все предыдущие.

В эту ночь, да и во все последующие, зачастую до Нового года по старому стилю, никто не запирает на ночь двери. И если нет собаки во дворе, то каждый может войти в дом с угощениями, или в расчете на угощение. Только жена портного Рашида – наивреднейшее создание – запирает ворота и отпускает с привязи огромного и вечно голодного пса. Чтобы он не лаял на прохожих, ему кидают что-нибудь из еды, и он с благодарностью метет все подряд, и уже когда совсем не может есть, затихает.

Так уж сложилось, что большинство жителей окраины работают шоферами: кто на грузовиках, кто на автобусах. Жены работают в кожгалантерейном цехе  ближайшего завода. Овчинные полушубки и самые настоящие шубы здесь  – не дань моде, а жизненная необходимость. Это самая функциональная, надежная и долгоживущая верхняя одежда. Кто помнит, большинство автомашин в послевоенные годы по-прежнему были без печек, и овчинные тулупы, к которым полагались еще валенки для зимы и кирзовые сапоги для остального времени года, были обычной рабочей одеждой, которая бесплатно, или за небольшую сумму, выдавалась водителям.

- Ну, хватит жрать! – кричит хозяин дома.  – Все на улицу!

Стариков не трогают – их удел за внуками следить, чтобы за взрослыми не увязались. А вся остальная публика начинает процесс преображения. Мужиков переодевают в женщин. Профессиональные гримеры отдыхают! Через считанные минуты уже трудно узнать в грудастой бабе Николая Десятника, а Юру загримировали в настоящую негритянку. Но чаще не заморачиваются с переодеванием – просто выворачивают наизнанку овчинные тулупы и рядятся в чертей.  Почему именно в нечистую силу? Никто не может это объяснить. И вот из каждого дома вываливаются толпы ряженых-переряженных, с криками и песнями, обязательно с подносом, на котором нехитрые закуски, в основном маринованные или соленые огурчики, соленые помидоры и арбузы,  в руках бутылки водки или самогонки и пара стаканов. И отказаться от предложенной чарки нельзя – силком в рот выльют!  А если какую компанию сопровождает баянист – тут и образуется центр веселья.

Мороз немного освежает народ, хмель быстро проходит. Поэтому тут же добавляют новые порции согревающего спиртного. Самое веселое развлечение – катание ночью с ледяной горки на санках. Обязательно с криками и поросячьим визгом, иногда с веселым русским матом, когда санки переворачиваются и седоки оказываются в сугробах, или летят вниз по ледяной горке в лучшем случае в традиционной позе – на спине, но порой летят головой в никуда и,  больно ударившись о что-нибудь твердое, не могут понять, где звездное небо, а где грешная земля. В этой кутерьме трудно разглядеть, кто есть кто. Мужики не упускают возможности облапать чужую бабенку – просто так, веселья ради, а не похоти. Да и бабенки не против такого ухаживания: поди разбери в темноте, муж это или сосед?

Только Валера Галушка не участвовал во всех этих забавах. Он без памяти давно влюблен в дочку Балаболки, но никак не может ей в этом признаться, опасаясь ее насмешливого взгляда. Галушку раздражали все эти катания с горок, кривляния и переодевания. Он даже не выпил рюмки водки за весь вечер, сидел за столом мрачный и обиженный на весь белый свет. Дом Балаболки был как раз напротив дома Галушки. Валера подошел к окну и прижался лбом к запотевшему стеклу. За окном непроглядная ночь.

В комнату вошли Серега-мордвин с балаболкиным сыном Вовкой.

- А ты чего мрачный такой? – спросил Вовка.

- Да скучно что-то, - оправдался Галушка. – Может, придумаем что?

- А что придумаем? – оживился Мордвин. – Вот бы напугать всех чем-нибудь, чтобы Новый год запомнился! А то они все кривляются, чертей изображают. А небось настоящего черта увидели бы – в штаны наделали!

- Есть на этот счет идея. Мне как-то батя рассказывал, у них в поселке мужик медвежью шкуру напялил и ходил пугал всех…

- И что?

- Да ничего. Кто-то поверил, что это медведь и пристрелил его…

- Ну ни хрена себе юмор! Нет, нам такое не подходит.

- Слушай, а давай чучело сделаем из тулупа. А вместо головы свиную башку прикрепим! – Вовка оживился. – У нас в сенях две свиные головы лежат неразделанные…

Идея всем понравилась. Тут же в сарае нашли вилы, к древку которых привязали палку, которая будет обозначать руки чучела и закрепили эту конструкцию на санках. На вилы насадили свиную голову и довершили образ овчинным тулупом, вывернутым мехом наружу. Получилась довольно жуткая фигура.

- Нет, на черта не похожа, - с сожалением произнес Вовка. – Глаз не видно.

И у живой свиньи глаз не видно, а в замороженной свиной голове и подавно. Из положения вышли просто: гвоздями закрепили на месте глаз черные блестящие пуговицы от пальто. Готовое чучело решили проверить сначала на красавице Лизе: Вовка вызвал из дому сестру якобы для того, чтобы она посветила ему и помогла достать из погреба банку огурцов. Лиза вышла на крыльцо с керосиновой лампой и, увидев свинью в овчинном полушубке, рассмеялась. Вовка расстроился:

- Неужели совсем не страшно?

- Будет страшно, когда батя увидит, что ты сделал с головой! Он хотел после праздника пустить ее на рулет, - от души смеялась Лиза.

- А что с ней случится? Я ее потом на место положу, -  пообещал Вовка.

Друзья решили сначала показать свое изобретение тем, кто постарше в надежде, что старики оценят шутку. Санки легко скользили по снегу, за ними прятался Мордвин, а Вовка с Галушкой стояли по бокам и изображали юродивых, кривляясь изо всех сил. Постучали в окно дома деда Луки. Дед вышел на крыльцо, держа в одной руке свечку, а другой опираясь на старый крючковатый посох. Может быть в прежние времена он бы и оценил шутку по достоинству, а может он понял, что его разыгрывают и решил подыграть молодым шалопаям. Дед Лука на минуту замер и вдруг хватил своим посохом прямо по свиной голове со словами:

- Вот тебе нечистая сила! 

Друзья испугались, что следующие благословения достанутся их головам и бросились наутек, забыв про Мордвина и чучело. Отдалившись от дома деда Луки на безопасное расстояние, стали разглядывать, насколько пострадала свиная голова. Потерялся один глаз, но от этого голова стала еще страшнее.

Возле сторожки Бори снова стали собираться завсегдатаи, уже подогретые добрыми людьми. Что-то живо обсуждали, доставая из своих сумок то, что успели накалядовать после Нового года. И тут появились наши друзья со своим чучелом. Алкаши замерли. Боря, изрядно принявший, всех успокоил:

- Я говорил, что не надо мешать водку с бормотухой! Вон какие галлюцинации получаются… 

Заглянули друзья в просторный двор Магомеда. Угли в мангале еще не остыли и ветерок то и дело раздувал их. Но мясо, вероятно, уже съели, о чем свидетельствовали шампуры, воткнутые в снег. Серега-мордвин заверещал, подражая хрюканью свиньи:

- Это кто съел мою шею? Где мои окорока и прочие части тела?

Магомед шутку оценил, от души рассмеялся.

- Ладно, заходи свин, гостем будешь! Мы твой шея не кушали. Мы баран кушали…

- Не ври, Магомед! Ты позавчера целый шмат купил. Куда дел?

- А ты у моей жинки спроси…

На крыльцо вышла мощная жена Магомеда, сама больше похожа на новогоднюю ёлку:

- Это кому там шея понадобилась? Вот я вам сейчас каждому по шее и дам!

Друзья оценили игру слов и быстро откланялись, отказавшись от угощения и выпивки.  

- Слушай, я знаю, почему нашего свина никто не пугается. Его же почти не видно. Нужно как-то подсветить его, что ли. Может, фонарик на санки прикрепим? Подсветка снизу создаст нужный образ, - догадался Светкин.

Фонарик был почти у каждого уважающего себя пацана, как и перочинный ножик. Друзья решили спустить чучело с горки, где уже гуляла добрая половина улицы. Выждав момент, когда почти все гуляющие были внизу оврага и перед подъемом коллективно принимали на грудь новые порции горячительного, Вовка с Галушкой незаметно подтянули санки с чучелом к самому краю оврага, включили фонарик, который осветил страшную фигуру, и толкнули санки с горки. Кто-то ахнуть не успел, бабы коротенько взвизгнули, но ничего не поняли. Санки с грохотом понеслись вниз, перелетели через замерзшую речку, ударившись о противоположный берег, санки взлетели в воздух, и в этот момент голова свиньи слетела с вил и полетела впереди всей конструкции в заросли камыша и ивняка. Народ в недоумении смотрел на это представление, забыв про выпивку и закуску. Через секунду после того, как и санки вслед за головой скрылись в зарослях, из камыша с визгом и хрюканьем вылетел настоящий кабан. На мгновение он замер, очевидно, раздумывая куда бежать. Хоть и темно было, но все хорошо разглядели силуэт дикого зверя на белом снегу. Выбор у кабана был небольшой: или бежать навстречу этой толпе людей, что была от него метрах в двадцати, или бежать вдоль речки, не смотря на то, что и там были слышны визг и смех других компаний. Наверное, кабан потому и затаился в ивняке, что кругом были люди. Но деваться некуда – надо бежать. Зверь недовольно фыркнул и пустился прямо по речному льду подальше от людей.

- И шо це було? – прервал возникшую паузу Десятник.

- То, что с горки спустилось, или что из камыша выпрыгнуло?

- А это, надо думать, не одно и то же?

- Это к балаболкиным свиньям ухажер приходил! – кто-то высказал предположение. – Он же своих кабанов порешил перед Новым годом. Вакансия освободилась…

- Пошукай-ка там, может еще чего вылезет, - попросил Десятник подоспевшего Светкина.

- Не, сам шукай, - отказался Мордвин. – Вдруг там еще один свин затаился…

- Чо, забздели? – балаболкин Вовка полез в заросли за санками, вилами, тулупом и свиной головой. – Чем ржать, помогли бы лучше…

Но народ уже продолжил праздновать. Только мужики все никак не могут успокоиться.

- Вот блин, жаль, что ружье дома оставил, - сокрушался кто-то, понимая, однако, что ружье все-равно вряд ли помогло бы. – А кабан хороший был, килограммов на сто!

- Нет, молодой еще, кило на семьдесят, не больше. Стокилограммовый лед бы проломил.

- Он тебе башку бы проломил, кабы настоящий секач был…

Потихоньку народ стал разбредаться по домам, к своим праздничным столам и новогодним елкам. Как водится, кто-нибудь обязательно попадал не в свою компанию, где начинал праздновать.

- А ты кто? – спрашивал хозяин дома незнакомого гостя.

- Я Вася. А ты кто? – следовал ответ.

- А я Мыкола. Ну, давай выпьем за знакомство!

Самые почетные места в доме в эту ночь были не под елкой, и даже не за столом, а у печки. Здесь сушили тулупы, нередко вместе с их владельцами. Под утро все стихало. И тогда из под кровати вылезал кот и без опасения быть побитым забирался на стол, важно обходил все тарелки, при этом не опрокинув ни одной рюмки. И найдя хороший кусок мяса, поедал его тут же на столе, не обращая внимания на чью-нибудь голову, уснувшую в тарелке с недоеденным огурцом.  

 

P.S. Судьбы обитателей той городской окраины сложились по-разному. Генка-балаболка с семьей незадолго до развала СССР переехал в Германию, но прожил там недолго, наверное, не смог пережить трагедии, случившейся с его женой, которая погибла в автоаварии. Дочь его удачно вышла замуж и нарожала кучу ребятишек. Вовка-сын стал успешным бизнесменом.

Десятник не дожил до развала СССР и помер от болезни печени. Сын его живет и ныне в центре города. Магомед уехал в Чечню и о нем ничего не слышно. Светкин переехал в Россию, у него большая семья. Галушка стал серьезным ученым.

Татарин с семьей еще при советской власти переехал в Татарстан. А Володя со своими кроликами перебрался куда-то в пригородное село, где и земли больше, и трава гуще. Дед Лука всего год не дожил до своего столетия, и помер по причине коммунального характера – в доме взорвался газовый баллон.  Кеша-бугай трагически погиб, спасая детей. Юра благодаря своей жене-еврейке мог уехать в Израиль, но не уехал – уехали его дети.

Окраина сильно изменилась. Сегодня здесь асфальт, новые дома, все коммунальные удобства и совершенно другие люди, не имеющие к тем первым жителям совершенно никакого отношения.          

                  

 Аркадий Гладилов, коренной житель города Фрунзе

Материалы по теме

  • «Реализация проекта «Таза Коом» и роль Кыргызстана в развитии межгосударственного сотрудничества стран ЕАЭС в условиях реализации цифровой экономики»
  • Версия для печати   |   Просмотров: 79   |   Все статьи

    Мы и мир

    Опрос



    Главная