POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 18 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

У крымских татар одна родина – Крым

30.09.2014 12:11 - Polit.kg

Так считают представители этого народа, живущие в Кыргызстане.

«Помню, как нас подняли в четыре часа утра и заставили за пятнадцать минут собраться... К нам домой явились два человека: один с оружием, а другой — с красной повязкой.  Вначале ходили слухи, что через три дня все вернутся в свои дома. С тех пор прошло ровно семьдесят лет, а многие из нас ещё здесь, далеко от родины». Зера Ислямова — дочь крымскотатарского народа и одна из немногих, кто знает о   депортации 1944 года не из учебников по истории. В Бишкеке таких людей совсем немного — около двадцати человек. Зера Ислямовна вынужденно покинула родной Крым ещё в дошкольном возрасте. Её отец почти сразу после депортации умер в узбекской Голодной степи. Девочка была спасена  фрунзенскими врачами и выросла в доме у дяди.




Трагедия целого народа глубоко отпечаталась в сознании его представителей и даже спустя десятилетия продолжает накладывать свой отпечаток на восприятие актуальных событий. Реальность такова: возвращение Крыма в состав Российской Федерации раскололо крымских татар, проживающих там, на два лагеря. Эхо этого разделения не могло не дойти и до крымских татар Кыргызстана.

Небольшая справка. Перепись 1989 года свидетельствует о том, что тогда крымских татар здесь было около трёх тысяч. Сейчас осталось едва ли не в десять раз меньше. Больше всего (примерно 150 семей) проживает в Бишкеке, ещё немного — в южных городах страны: Оше, Каджи-Сае, Майли-Сае. Старейшины сообщества с большой теплотой вспоминают об атмосфере дружбы и взаимопомощи, которая помогла им выжить и сохранить национальное самосознание в советской Киргизии, но при этом подчёркивают, что их сердца — в Крыму.

Объединение крымских татар Кыргызстана действует почти в невидимом режиме. Попытка сотрудничества с Ассамблеей народа Кыргызстана обернулась неудачей — там крымским татарам сказали, что объединение татар уже есть — и им следует обратиться туда. Заявление на предоставление статуса отдельной организации было таким образом отклонено. «То, что мы с казанскими татарами — два разных народа и даже не понимаем язык друг друга, это никому не интересно. Я в своё время специально ходила в республиканское статистическое управление, чтобы доказать: крымские татары — отдельная нация и в паспорте нас следует записывать именно как крымских татар, а не просто татар. Одна женщина, начальник отдела, решила мне помочь: подняла документы и подтвердила мою правоту», - рассказывает Зера Ислямова. «Важно всё, что позволяет нам не растворяться в среде других народов. Наша деятельность направлена как раз на то, чтобы у людей сохранялось это понимание: «я — крымский татарин», - говорит председатель общества «Ветанымыз Къырым» («Наша Родина - Крым») Нариман Аппазов. Молодой бизнесмен, он проводит собрания крымскотатарского актива города Бишкек прямо у себя в офисе. С каким-то особым чувством он рассказывает о деятельности объединения: «Я рад и тому, что мы просто четыре-пять раз в год встречаемся, организуем тематические мероприятия. Есть активная группа. На последней встрече присутствовало 88 человек — это отлично, если учитывать, что в Бишкеке всего проживает около 150 семей крымских татар и у каждой свои проблемы. Радует, что ходят дети — они с малых лет впитывают крымскотатарскую культуру. Уже собрали детский танцевальный ансамбль. Есть также и взрослый - буквально сегодня заказал в ателье костюмы для него». По словам Наримана, все в его семье понимают, что их изначальная Родина — в Крыму: «Многие мне говорят: Родина там, где родился. Но я считаю, что первая, главная Родина — это Родина предков. Мы все воспитаны в таком духе, потому что много веков нас просто хотели уничтожить. В результате депортации погибло более 40% от всего крымскотатарского народа, и поэтому наши родители делали всё для того, чтобы мы создавали семьи с представителями своего народа и крымские татары не исчезли окончательно».

«Мы никому, кроме самих себя, не нужны», - отмечает Зера Ислямова. «Был такой случай: нас пригласили в Кыргызско-турецкий университет «Манас» на вечер памяти великого крымскотатарского просветителя Исмаила Гаспринского, со дня смерти которого в этом году исполнилось ровно сто лет. И вот мы сидим, смотрим видео, которое подготовили организаторы. А позади нас — три девушки-студентки, и одна спрашивает у другой: «А крымские татары ещё существуют?» Та ей отвечает: «Да что ты! Их уже давно нет». А мы тут вот сидим, живые...» - не без грусти вспоминает о забавном случае Нариман Аппазов. Он объясняет, что стоит за этой грустью: «Мой отец — чистокровный крымский татарин по имени Айдер, но при получении паспорта ему сказали «никаких имён врагов народа», и поэтому у меня отчество Андреевич. Это показатель того, как нас в своё время унижали. Поэтому многие крымские татары вообще скрывали своё происхождение. Меняли фамилии, записывались под другой национальностью — только для того, чтобы дать дорогу детям». 

«Ветанымыз Къырым» практически не поддерживает отношений с самой большой диаспорой крымских татар в Центральной Азии — узбекистанской (в Узбекистане проживает порядка 15 тысяч представителей крымскотатарского народа). Новости оттуда вообще очень обрывочны. Последние — о том, что вхождение Крыма в состав России стало для многих крымских татар из РУз чуть ли не решающим фактором, чтобы переехать на историческую родину. В Кыргызстане, по словам, Наримана Аппазова ситуация совсем иная: «Сейчас очень сложно понять, где правда, где неправда. Я верю таким источникам, как единственный крымскотатарский телеканал АТР, а он передаёт очень тревожные для крымских татар вести.  У меня очень много родственников в Крыму — около сотни человек. Я очень тесно общаюсь с ними. Каждый день меня зовут туда. И я даже собирался в этом году переехать. В позапрошлом был на месте, узнавал всё. Но после того, как произошёл переворот, переезд пока на неопределённый срок отложил. Здесь у меня семья, бизнес, а там ещё ничего не понятно».

Переезд в Крым члены крымскотатарской диаспоры Кыргызстана осуществляли и осуществляют исключительно за свой счёт. «Люди продавали дома здесь, ехали туда и либо покупали дома, либо строили землянки, вынужденно захватывая землю. У местных властей там всегда находятся поводы, чтобы не дать осесть крымским татарам. Во время первого наплыва возвращавшихся цены на недвижимость поднялись в три раза. Вопреки всему люди выкарабкались. И вот — новая власть, новые обещания... Сергей Аксёнов, председатель Совета министров Крыма, недавно заявил, что «заставит всех принять русский Крым», выдворив несогласных за пределы республики. Каждый день в дома крымских татар врываются, проводят обыски, переворачивают всё вверх дном, ища запрещённую религиозную литературу. Происходит это рано утром, до восхода солнца, что навевает аналогии с 1944 годом. Забирают ноутбуки, системные блоки от компьютеров, любые исламские книги без разбору. Можно, конечно, сказать, что это проводится в рамках борьбы с «Хизб-ут-Тахрир», но крымские татары понимают, что притесняют именно наш народ, что пытаются спровоцировать его на бунт, дабы уже на этом основании «затянуть гайки» ещё крепче», - выражает опасения части крымскотатарского сообщества Нариман Аппазов. «Одно из недавних притеснений — это День флага крымских татар. Это было этим летом, уже после 18 мая — дня траура, когда крымским татарам тоже было запрещено собираться. Так вот, в законах Российской Федерации нашли пункт, согласно которому нужно учитывать, не вредит ли проведение митинга здоровью митингующих. И оказывается, в тот день было очень жарко — и могло напечь голову. Под столь смешным предлогом митинг и запретили», - пересказывает он обстоятельства одного из недавних инцидентов, трактуемых как притеснение крымских татар на их родине.

«С февраля я места себе не нахожу, всё время переживаю о своих братьях и сёстрах в Крыму. Когда выселили Меджлис крымских татар, у меня страшно поднялось давление, я очень плохо себя чувствовала», - передаёт свои эмоции Зера Ислямова. Она, как и многие из её поколения, считает Меджлис — общественно-политическую организацию, существующую с 1991 года и нигде не зарегистрированную — правительством крымских татар, и сложившиеся сложные  отношения между новой российской администрации Крыма и Меджлисом, который призывал татар к бойкоту мартовского референдума, а позже проводил активную работу по дискредитации итогов референдума,  расценивает как притеснение целого народа. Результаты мартовского референдума наша собеседница тоже считает ложными, так как голосовали якобы «мёртвые души», а из крымских татар вообще лишь незначительная часть пришла на избирательные участки. «Украина вообще крымских татар не трогала. Они всегда могли собраться, отметить какой-то национальный праздник или скорбную дату. А сейчас нас там убирают со всех высоких должностей и хотят уничтожить как нацию», - заявляет она, отмечая, что в оппозицию Междлису попадают сегодня самые неустойчивые крымские татары. Нариман Аппазов рассматривает все крымскотатарские организации, выступающие на стороне России, как неспособные заменить собой Меджлис: «Была, например, «Милли Фирка», чьи представители приезжали ещё до референдума в Кыргызстан и даже не попытались встретиться здесь с представителями нашей диаспоры. А с Меджлисом мы периодически созваниваемся — даже сейчас, когда его председателю Чубарову и лидеру Джемилеву запрещён въезд на территорию Крыма». «Считаю, что Россия просто оккупировала Крым. Нельзя так врать всему миру и забирать чужую землю. Когда сегодня Путин говорит о правах крымскотатарского народа, большой веры в это нет. Уже сейчас находятся поводы для того, чтобы не делать крымскотатарский одним из официальных языков республики. Крымских татар из всех депортированных в годы Великой Отечественной войны народов реабилитировали в последнюю очередь. И то непонятно, для чего это сделано: может, это попытка «купить» наш народ. Указ Путина — следствие большой политики. Очень многие крымские татары недовольны тем, как стали россиянами и считают, что это произошло принудительно».




Председатель «Ветанымыз Къырым», поясним, упоминает здесь об апрельском указе президента РФ Владимира Путина о реабилитации крымских татар и других народов, которые стали объектом сталинских депортаций в конце Второй мировой войны. В середине марта, во время телефонного разговора с лидером Меджлиса Мустафой Джемилевым Владимир Путин также обещал, что Россия будет способствовать решению тех крымскотатарских проблем, которые в течение многих лет не решались в Украине. Джемилев, кстати, оказался единственным украинским политиком, с которым президент РФ имел столь обстоятельный разговор в период крымского кризиса. Тем не менее, уже через день после встречи с Путиным он в пику российским властям высказался за ввод в Крым миротворческих сил ООН. Для многих это стало тогда свидетельством того, что ради сохранения собственного влияния Меджлис готов даже на то, чтобы превратить Крым в Югославию образца 90-х годов. В любом случае, игнорирование Меджлисом  сложившейся в Крыму этнической ситуации, при которой крымские татары составляют порядка  10-15  процентов от общего населения полуострова,  рано или поздно привело бы к конфликту между этой общественной организацией и выборными органами власти. Проукраинская позиция Меджлиса – это не более чем инструмент политических технологий по формированию в Крыму очага этнического противостояния. И здесь любые даже самые позитивные шаги России  будут перекрашены в негатив. И поэтому не трудно понять, кем и как формируются мнения и точки зрения наших собеседников.  Это говорит о том, что информационная, идеологическая война за полную реабилитацию крымскотатарского народа только начинается.

«На протяжении всех 25 лет, прошедших с момента возвращения крымскотатарского народа на свою родину, украинские власти так и не удосужились принять закон о восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку, на чём настаивал Меджлис. Крымские татары постоянно жаловались на дискриминацию при приеме на работу. В частности, они не были представлены во власти пропорционально своей численности. Финансирование программы возвращения и обустройства репатриантов с каждым годом сокращалось, хотя многие крымскотатарские поселки до сих пор не имеют воды, дорог и газоснабжения», - отмечала в марте этого года Независимая информационная служба Узбекистана (в Узбекистане, напомним, проживает немалая часть депортированных в 1944 году крымских татар и их потомков).

Официальные представители крымскотатарского сообщества Кыргызстана несмотря на то, что выказывают поддержку Украине в её позиции по Крыму, отмечают, что как раз во время украинского правления в Крыму чинились всевозможные препятствия для желающих осесть там крымских татар из Центральной Азии. «Есть бывшие бишкекчане, которые уже по три года не могут прописаться в Крыму. Например, Тимур — отличный работящий парень, по профессии — механизатор. На работе в Севастополе его ценят, уважают. Годы проходят, а прописки так и нет. Власти целый год держали его документы, а потом вернули, сказав, что собрано не всё. Другую нашу семью из Бишкека, вернувшуюся в Крым, пытались выселить из только что купленного дома — дескать, не все документы на него были собраны. В итоге им «возместили ущерб» по государственной цене — естественно, денег они получили намного меньше, чем потратили на покупку. Их выдворили за пределы Крыма, а когда они вернулись во второй раз, история повторилась. В итоге, сейчас они живут в США. Две мои сестры не могли прописаться в Крыму семь лет. На деньги от продажи домов в Узбекистане они купили дома там, но жили в условиях куда хуже, чем в Узбекистане. Нигде не могли  устроиться на работу, питались тем, что вырастили на огороде», - описывает судьбы своих соплеменников, ранее проживавших в Кыргызстане и решивших переехать на землю предков, Зера Ислямова. Многие негативные черты прежнего отношения крымских чиновников к приезжим перешли, по наблюдениям Наримана Аппазова, и в наши дни: «Только недавно из Крыма вернулся один из наших старейшин — он пробыл там всё лето. Поехав туда на 18 мая, очередную годовщину депортации крымских татар, он надеялся, что что-то будет выделяться для депортированных. Приехав туда, он обнаружил, что дом, квартиру в котором ему обещали ещё при Украине, так и стоит недостроенным. При этом для показухи сняли видео, где такому же старичку, как он, вручают ключи от квартиры! Такой спектакль получился».

Представители «Ветанымыз Къырым» считают, что настоящей реабилитации крымскотатарского народа ещё не было, ведь она подразумевает компенсацию за отнятое у наших семей имущество. Но больше всяких компенсаций они жаждут создания благоприятных условия для желающих вернуться на историческую родину и гарантий, что новых депортаций и дискриминации крымских татар на их земле больше не будет.

Родительский дом, в котором провела своё детство Зера Ислямова, сохранился. Он так и стоит в её родной деревне Татар-Осман, что недалеко от Бахчисарая. И женщина не теряет надежды, что увидит его снова.

 

Иосиф Илларионович, обозреватель POLIT.KG

 

 

Версия для печати   |   Просмотров: 1886   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты