POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 18 января 2018
RSS

О ситуации в Кыргызстане

15.11.2017 18:30
С какими правами будут работать в России граждане Кыргызстана? В июле президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспортеКомитет Госдумы России по транспорту и строительству рассмотрит запрет на вождение автомобиля по национальным правам Кыргызстана. Законопроект, запрещающий использование кыргызских удостоверений, инициирован депутатом от ЛДПР Игорем Лебедевым. Он внес его 27 октября, после предложения Президента Кыргызстана Алмазбека Атамбаева сделать 7-8 ноября Днями истории и памяти предков. В республике это предложение восприняли как наступление на права и законные интересы кыргызстанцев, работающих в России. Нужно напомнить, в июле Президент России Владимир Путин подписал закон, разрешающий гражданам Кыргызстана работать в РФ на транспорте, не имея при этом российских водительских прав.


Погода в Кыргызстане

Курс валют

Ислам, православие и тенгрианство в светском Кыргызстане: взаимодействие или конфронтация?

24.03.2014 17:50 - Polit.kg
Ислам, православие и тенгрианство в светском Кыргызстане: взаимодействие или конфронтация?

Более месяца назад мы уже констатировали чрезвычайно серьёзный настрой президента Атамбаева  на наведение порядка  в религиозной сфере .  Прошедшее с тех пор время подкинуло немало информационных поводов для того, чтобы рассмотреть проблему светского государства, взаимодействия государственных и религиозных институтов с разных сторон.

Удастся ли «генеральная уборка»?

Итак, Совет обороны КР признал ошибочной практику дистанцирования госорганов от регулирования процессов в религиозной сфере. Очевидно за этим последуют решительные действия. Аналитики уже заранее говорят о том, что центральную роль во всём этом сыграет официальное мусульманское духовенство, которому явно не захочется упустить шанс «поставить на место» своих конкурентов на «духовном» рынке. И для этого есть свои предпосылки:  Духовное управление мусульман, действительно, «на короткой ноге» с государством. Но это — лишь  по причине полной подконтрольности нынешним властям. Забавная последовательность: прежний муфтий покидает свой пост, оказавшись главным героем секс-скандала. А новый муфтий, вскоре после оглашения решений Совета обороны обрушивается с критикой на своих подчинённых и напрямую говорит о том, что в их среде реально существуют поборники религиозного экстремизма — джихадисты. «Пришло время, чтобы мечеть и государство едино подходили к вопросам безопасности», - выдаёт Максат ажы Токтомушев на встрече с казы и имамами в г. Ош. Весьма интересно, что новый глава ДУМК начинает свою деятельность с такого вот «одобрям-са» в сторону власти. Если его предшественники предпочитали делать вид, будто  у них в хозяйстве всё в полном порядке, то тут мы наблюдаем совершенно противоположный подход. По видео с указанной встречи заметно, как сразу напряглись служители культа. А ведь всё только начинается...

Традиционно наряду с ДУМК поддержку государственной политике в религиозной сфере выражает и местная Епархия Русской православной церкви. Последние годы представители  двух означенных структур часто выходят вместе с предложениями по ограничению «деструктивных сект» и тому подобным вещам. При этом, понятное дело, со стороны РПЦ всё это осуществляется в добровольном порядке. Никаких рычагов давления на неё у наших властей нет. Но вполне вероятно, что власть не прочь таковые нащупать. В этом ключе можно рассматривать, например, и последний «наезд» на Бишкекскую и Кыргызстанскую Епархию: 5 марта туда явились представители сразу четырёх государственных ведомств: ГКНБ, МВД, налоговой инспекции и санэпиднадзора . Официальный повод — проверка фактов, изложенных в некоем анонимном письме, где не установленное лицо жалуется на незаконную торговлю на территории центрального храма г. Бишкек. Симптоматично, что налоговики даже не удосужились вспомнить, что продажа икон, церковных свечей и прочих культовых атрибутов на территории храма, согласно закону, налогами не облагается (и это неспроста: немалая доля вырученных средств идёт на благотворительность). В той же анонимке, к слову, идёт речь о том, что действующий глава Епархии, епископ Феодосий был депортирован из Российской Федерации за совершение ДТП и избиение людей. Интересно, на что надеялись составители такого насквозь лживого компромата?

Эпопея, начавшаяся с публикации секс-видео предыдущего муфтия, похоже, продолжается. «Зачистить» православную церковь, конечно, едва ли удастся так же, как ДУМК. Поэтому грядёт «глобальная зачистка» более мелких и беззащитных религиозных организации. «Государство и религия — это такой гремучий коктейль, где должны чётко соблюдаться пропорции. Когда мы говорим «государство и религия», то подразумеваем «государство и религиозные деятели». Если строить отношения так, как их строят власти сегодня, мы будем иметь и инквизицию, и «крестовые походы», - предупреждает эксперт Бакыт Бакетаев. В общем, пока «зачищается» ДУМК (уже принято решение о переаттестации всех имамов), есть время подумать, что ожидает всех остальных. «Толерантность — это хорошо. Но вот в экономике, например, есть такое понятие — протекционизм: каждое государство защищает свои собственные интересы, и все с этим согласны. Так стоит ли открывать всем сферу сознания, духовности? Мы и здесь должны сформулировать свои национальные интересы. Сегодня безграмотность чиновников привела к широкому распространению ахмадийского учения. Депутаты и ректора университетов выезжали в Англию на всемирные ахмадийские собрания и потом говорили, какая это хорошая организация. А ведь на её родине, в Пакистане, она вне закона и вне ислама. Это хороший английский проект по разделу мусульманской общины», - определяет возможные цели государства директор Института стратегического анализа и прогноза КРСУ Акылбек Салиев. И он, и другие эксперты, тем не менее, отдают себе отчёт в том, что справиться с накопившимися проблемами, используя только запретительные меры, не удастся. «Как бы то ни было, религиозное многообразие, которое имеет место в Кыргызстане, уже сложилось, и, запретив какие-то течения, мы проблему не решим. Повальный контроль будет вести только к маргинализации верующих. Вот, например, запретили сайентологов как религиозную организацию — а они зарегистрировались как коммерческая структура и спокойно функционируют. Теперь Госкомиссия по делам религии вообще не может к ним придраться», - вносит свою лепту в обсуждение проблемы религиовед Индира Асланова. Она же полагает, что вопросами религиозного экстремизма должны заниматься исключительно правоохранительные органы: «Возлагать эту ответственность на Госкомиссию по делам религии — значит ждать от неё большего, чем то, на что она способна». А что же говорят правоохранители? Вот рекомендации ГКНБ всем остальным государственным структурам:

1) разработать пошаговую концепцию для последовательной и долгосрочной политики;

2) реформировать и модернизировать структуру ДУМК как альтернативы новым радикальным учениям — чтобы она стала эффективной, конкуретноспособной и отвечающей требованиям современности: необходимо изменить кадровую политику, ввести единые стандарты религиозных обрядов по всей территории Кыргызской Республики;

3) разработать систему практических мер по проведению общегосударственной политики в религиозной сфере, включая аттестацию имамов на предмет знания религиозных канонов, отбор зарубежных религиозных учебных заведений, зарекомендовавших себя как наиболее авторитетные, заключить с ними договора на подготовку студентов из Кыргызстана; внедрить эффективные социальные проекты благотворительной поддержки наиболее социально уязвимых слоёв населения;

4) разработать программу просвещения населения в качестве профилактики идей религиозного экстремизма и негативных стереотипов об исламе, в том числе в средних школах и вузах страны.

Кое-что из этого списка уже осуществляется. Недавно депутатом ЖК КР Каныбеком Осмоналиевым инициирован законопроект  «О религиозном образовании и религиозных образовательных учреждениях». «Руководители многих религиозных организаций против его принятия. Моя позиция такова: лицензировать надо, но надо и давать право на лицензирование, создавая конкурентную среду. Также надо пересмотреть всю терминологию. Это очень важно, потому что один и тот же термин сегодня можно рассматривать в разных ракурсах», - отмечает независимый эксперт Назира Курбанова. Её мнение поддерживает и Екатерина Озмитель, член рабочей группы по созданию Концепции религиозной политики: «Огромное количество несогласованностей связано просто с терминологией. Доходит до того, что в одном и том же документе определение миссии — одно, а в законе понимается нечто другое. В частности, под миссионерской деятельностью у нас, оказывается, подразумевается «деятельность иностранных граждан». Это абсурд! Деятельность иностранцев-проповедников может быть как миссионерской (когда распространяется новое учение), так и не-миссионерской (когда, например, проповедуется обычный суннитский ислам)». Эксперт считает, что кыргызстанская модель светскости должна быть оригинальной, не списанной ни у кого: «У нас многовековой опыт толерантности, которым стоит гордиться и который следует развивать. К международным соглашениям следует относиться критически, то есть учитывать и важные моменты, присутствующие там, и понимая, что свобода вероисповедания должна быть абсолютной ровно до того момента, пока она не противоправна. Тем не менее, очень важно регулировать религиозную сферу уважительно. Цель нашей работы с законодательством — не давление со стороны государства, а установление конструктивного диалога».

А теперь представьте, каким «уважительным» может быть отношение государственных чиновников к не самым крупным религиозным организациям, если они продолжат гнуть ту же линию поведения, что и в случае с местной Епархией РПЦ! Вспомним, кстати, какие проблемы госорганы создали для регистрации Бишкекской Епархии: фактически, чиновники потребовали  вывести её из подчинения московскому патриархату, что противоречит всем  канонам. Проблема тут не в злокозненности чинуш, а, опять же, в крайне отсталом законодательстве, которое все религиозные организации, которые возглавляет гражданин другой страны, объявляет миссионерскими. Косвенно это ставит русское православие на ступень ниже официального ислама: если второму дано право считаться коренным, то первому в этом отказано. И таких казусов — десятки. Доходит до смешного: в КР до сих пор не отменены принятые в числе трёх штук временные положения, определяющие порядок регистрации религиозных организаций — и минимальный состав организации там определяется цифрой не в двести человек, как по действующему закону, а всего в десять. Эксперт Назира Курбанова указывает на другие проблемные участки — уже конкретно в законе «О свободе вероисповедания». Вот, например, статья 6, пункт 7: «Преподавание религиоведческих дисциплин на всех уровнях образования в индивидуальном порядке запрещается». И тут же — в пункте 8: «Религиозные образовательные организации пользуются всеми правами учебных заведений, функционирующих на территории Кыргызской Республики». В первом случае имеет место банальная безграмотность авторов закона: это ж надо перепутать религиоведческое (по сути, чисто культурологическое, не пропагандирующее какую-то конкретную религию) и религиозное образование! А во втором случае читающий закон вводится в заблуждение: равных прав быть не может до тех пор, пока в законе «Об образовании» не будут, наконец,  упомянуты религиозные учебные заведения (сейчас о них там и речи не идёт).

Некоторое число регулирующих механизмов, описанных в действующем законе «О свободе вероисповедания» вообще не работает: например, в части так называемых «общественных комитетов по религии», которые должны создаваться органами местного самоуправления, чтобы «проводить государственно-религиозную политику».

Нравственный закон внутри каждого

Самый скандальный термин в актуальном законодательстве - «прозелитизм». Трактовать его можно по-разному. И как «настойчивые действия, направленные на обращение верующих одних конфессий в другие», и как  сам факт изменения веры. И если в первом случае ещё можно найти, к чему придраться, то во втором — это будет просто некультурно. В стране уже есть тридцать тысяч этнических кыргызов, добровольно перешедших из ислама в разного рода протестантские учения христианства. Что с ними делать? Не карать же? Если карать — то это уже не только вне правового поля, но и вне понятия светскости. «Мы должны понимать, что это — их фундаментальное право. Но широкие слои населения и исламское духовенство крайне нетолерантно. Мы видим, что делают с обращёнными в христианство: подвешивают в мешке, ломают руки, сжигают дома. Нам нужно учиться быть толерантными. Если человек поменял религию, это не означает, что он враг и предатель. Я знаю несколько молодых ребят-госслужащих, которые приняли своей новой религией ислам — и это тоже надо осуждать?» - задаётся вопросом Назира Курбанова.

Определённо, надо признать, что немалая часть населения страны разочарована в официальном исламе, а для многих и сам ислам, к сожалению, уже сросся с образом «наваривающегося» на махинациях с хаджем лицемерного чиновника от религии в тюрбане и кожаных калошах. И было бы глупо полагать, что тут вот государство уж точно не при чём. «На примере первых муфтиев я могу сказать: государство само виновато, попытавшись использовать духовенство в своих личных интересах и скомпрометировав их. Есть конкретные лица, которые «развратили» ДУМК. Представителей Духовного Управления вызывали в Белый дом, давали им список турфирм, с которыми они должны были сотрудничать в организации хаджа», - свидетельствует Акылбек Салиев. Эксперт предлагает сместить обсуждение перспектив светского государства в морально-нравственную сторону и откровенно говорит о том, что равно касается и государственных чиновников, и функционеров ДУМК:

Вопросы нравственности, вопрос «каким вообще должен быть мусульманин», - их ведь никто не поднимает. Так называемые проповедники-дааватчи часто думают, что мусульманину достаточно отрастить бороду и надеть короткие штаны. В хадисах сказано, что Пророк, говоря о тех, кто окажется в огне, называл грубых, жадных и горделивых. А теперь посмотрите, сколько людей, подпадающих под эти определения, находятся у нас в религиозных структурах! 

...Сегодня было бы интересно обратить внимание на решение такой задачи, как создание мусульманского сообщества. Это было бы серьёзным аргументом против любой радикальной исламской организации. Если мы обратим их внимание на то, что вместо грёз об исламском государстве они сейчас могли бы заняться формированием исламского сообщества и их усилия при этом оставались бы в правовом поле. Если у нас будет исламское сообщество, где никто никого не обманывает и не обворовывает — что здесь плохого? Это осуществимо и при светском строе. 

...Мы можем прописать, что у нас в стране полная гармония религии и государства. Но такой подход противоречит реальной политике. Почему высокие должности в сфере управления занимают недостойные люди? Потому что сказывается отсутствие воспитания, в том числе и религиозного. В исламе есть постулат — нельзя стремиться к власти. То есть, по идее, человека по шариату должны буквально заставлять становиться правителем. А у нас все, кто читает намаз, стремятся стать либо президентом, либо муфтием. Посмотрите, какая борьба идёт в муфтияте! Почему идёт? Потому что там крутятся большие деньги и каждый год можно «распиливать» по несколько миллионов долларов. И то же самое в законодательной власти: почему наши депутаты делят машины, кабинеты? Не лучше ли им, приходя во власть,  отказываться от определённых благ ради сосредоточения на деятельности, которая будет приносить благо народу? Всё упирается в отсутствие нравственного фильтра. Даже муфтии не хотят вспоминать, насколько страшным является наказание за вещи, которыми они — один за другим — занимаются. За каждую копейку придётся нести ответственность. Есть хорошая притча. Пришёл человек к молдо (священнику) и спрашивает того: что такое иман (вера)? Тот отвечает: «Если ты искренне поверишь в Бога, то можешь пройти по этой реке,   как по земле». Человек послушал, сказал «бисмилля» и прошёл. Кричит с другого берега: «Эй, молдоке, давай сюда». А тот: «Нет, у меня ещё нет такой веры». Так что когда у нас будут управленцы с верой хотя бы в то, что плохие вещи делать нельзя, всё будет по-другому. Если государство признает, что Бог есть, все наши разговоры Но, к сожалению, мы имеем то, что имеем.

Это — отрывки из выступления эксперта на круглом столе «Государство и религия в Кыргызской Республике», инициированного Национальным институтом стратегических исследований КР. Исследователем там была высказана интереснейшая мысль о том, что вариант «светское государство + исламское общество» был бы отличной матрицей для нахождения баланса между понятиями «государственное» и «религиозное». Для того, чтобы этот вариант сработал, надо, правда, отойти от шаблона «мусульманин по рождению». И ещё одна подсказочка для руководства страны: «Муфтий должен быть не просто лидером мусульманской общины, но и политиком государственного склада. Посмотрите на российского Патриарха Кирилла — его руками в интересах государства сейчас делаются весьма положительные вещи. Точно так же у нас исламский фактор должен работать на укрепление государства. К примеру, сегодня потенциал ислама абсолютно не используется для решения межнациональных проблем на юге страны. Почему бы его не активизировать?» 

Сходным образом комментирует ситуацию с официальным исламским духовенством в стране ректор Кыргызского государственного университета им. И. Арабаева Толобек Абдырахманов в одном из февральских номеров газеты «Кыргыз Туусу»: «У религиозной верхушки кыргызского ислама нет единства, заметны самостоятельно ветвящиеся течения, противостоящие друг другу, отдельно расходящиеся. Из-за этого среди них больше места занимают расхождения во взглядах, интриги и конфликты. В благородство ислама и святые дела мусульманства вмешались политики с испорченными нравами и криминальные силы со своими отвратительными играми. В последние годы в среде религиозной верхушки кыргызского ислама произошли чрезвычайно грязные дела, дискредитировавшие ислам. Только за какие-то три года разными путями шесть раз сменили муфтиев страны и их сторонников. В такой ситуации сообщество мусульман страны минимум остается вообще без управления, а по максимуму под руководством и воздействием подозрительных дааватчы-проповедников, полуграмотных имамов, молдо они идут к религиозному невежеству и дикости, в мини-сообщества, к разделению и расколу» . Учёный-историк сравнивает нынешних приверженцев официального ислама с российскими (а в то время в Россию входила и вся Средняя Азия) джадидистами — представителями интеллектуального движения конца XIX – начала XX века Российской Империи, выступавших за просвещение, развитие тюркских языков и литературы, изучение мусульманами светских дисциплин, использование достижений науки, а также за равноправие для женщин. «На фоне тех джадидистов особенно заметна вялость, разбросанность, безынициативность, мелочность, слабость сегодняшней религиозной интеллигенции»,- констатирует учёный.

У разочаровавшихся в официальном исламе людей, есть, грубо говоря, три пути: 1) либо вообще отойти от религии, 2) либо радикально поменять религию: скажем, с ислама на христианство, 3) либо найти применение своему энтузиазму, вере и пассионарности в радикальных исламских течениях. Отсюда — притягательность того же «Хизб ут-Тахрира». «Вот где масштаб, вот где сила, вот где правда», - такие чувства испытывает новичок, едва  принятый в члены одной из подобных организаций. «Хотим — воюем с Америкой, хотим — с Россией. Никто нам не страшен». Тот факт, что большинство таких организаций состоит в самых доверительных отношениях с ЦРУ США, завербованных радикальными исламистами обычно, не заботит. Но это так, к слову...

«Чтобы человек не стал экстремистом, нужно открыть для него возможность получить достойное религиозное образование в рамках традиционного ислама. Надо не ограничивать свободу вероисповедания, а развивать тот же самый ханафитский ислам», - считает Акылбек Салиев. Он же, в качестве урока всем политикам, ударившимся в радикальный ислам (а таких  уже не так мало, как можно подумать), приводит историю своего знакомого: «Сегодня многие наши политики идут в «Хизб ут-Тахрир». Около года я общался с одним из тех, кто потом, когда ему стало всё ясно, из этой организации вышел. Его, к слову, тогда чуть не убили, вывозили куда-то в Токмак, делали какие-то уколы. В итоге ему пришлось заплатить им за выход из партии немалый штраф».

Тенгри как Аллах или Тенгри против Аллаха?

Всё больше и больше этнических кыргызов вне ислама находит себя в тенгрианстве — системе верований своих далёких предков-кочевников. Подразумевается, что многие отголоски тех верований дожили и до XXI века. И это определённо так! Весь вопрос в том, можно ли на основе этих осколков сформировать актуальное и полное религиозное учение. Люди, называющие себя тенгрианцами, отвечают на этот вопрос положительно или вовсе обижаются на него, полагая, что они уже давным-давно выработали такое учение. Впрочем, очень они разные — тенгрианцы. Среди наиболее активных есть и действительно образованные, интеллигентные, интересные люди, и заурядные маргиналы. Широко распространены сомнительные суждения типа «персидский царь Кир был тенгрианцем», «буддизм также вышел из тенгрианства» и «кыргызы являются спасителями мира». Тенденция присвоения тенгрианцами всех мастей кыргызского эпоса, то есть приспособления того под нужды учения также известна. «Зачем нам религия на арабском языке, если мы можем молиться на своём родном кыргызском?» - распространённая в этой среде постановка вопроса. Созываются пресс-конференции под громкими лозунгами вроде «Меня заставляют молиться другому Богу», где отдельные активисты выражают своё негодование фактом, что государство отдаёт явное предпочтение исламу, игнорируя тех, кто соотносит себя с доисламскими верованиями кыргызов. Некоторые тенгрианцы перегибают палку в своей критике исламского духовенства, но их можно понять: когда в море  религиозных течений Кыргызстана не находится  места для того, что можно назвать исконными верованиями кыргызов (история кыргызского ислама насчитывает едва три века), это выглядит как-то нехорошо. Но можно понять и государство: в его случае наблюдается  чёткая установка делать всё, чтобы не тенгрианство не состоялось в рамках конкретной религиозной организации; власть понимает, что такая организация способствовала бы консолидации немалой части электората. Отсюда и последнее заявление главы Госкомиссии по делам религии КР Орозбека Молдалиева: «Если рассматривать все критерии, то много мнений о том, что тенгрианство не есть религия. Поэтому все это должно обсуждаться учеными. Иначе могут быть конфликты и введение в заблуждение» . Той же аргументацией пользуется и ДУМК. «Эта организация не имеет отношения к религии и  просто продвигает чьи-то личные интересы», - такие слова приходится слышать из уст работников муфтията в адрес горячо «любимой» ими тенгрианской организации «Манас ордо», возглавляемой общественным деятелем Анарбеком Усупбаевым. Тот в долгу не остаётся и заявляет буквально следующее: «Есть мусульманское представление: все кто не поддерживает ислам — это неверные, кафиры. И кроме месяца Рамазан мусульманин, где бы не увидел кафира, должен его убить. Коран — это военная доктрина. Мусульмане именно заставляют нас забыть свою религию». Вот что говорит его единомышленник Мелис Арып-Бек: «Я нахожусь дома, отдыхаю. Звонок в дверь. Выхожу. Молодые парни с длинными бородами в арабском одеянии начинают агрессивно отнимать у меня время: «Байке, бойтесь Аллаха, идите в новую мечеть, приводите туда же детей. То есть я воспитываю своих детей, им ещё 12-13 лет, несформированное сознание, а во дворе их собирают — и ведут туда же, в мечеть. И вот наши дети уже едут в Сирию. Зачем это нам, кыргызам?» Поток взаимных обвинений и даже оскорблений не прекращается. Тем не менее, эмоциональный накал не должен мешать непредвзятому взгляду на явление.

Одним из тех информационным поводов, о которых мы упомянули в начале статьи, стало обращение инициативной группы тенгрианцев к президенту КР Алмазбеку Атамбаеву. Вот полный текст этого открытого письма:

Уважаемый Алмазбек Шаршенович,

Проводимые Вами реформы во многих областях социально-экономической жизни страны заслуживают одобрения, особенно в области борьбы с коррупцией во всех сферах жизни общества.

В то же время, наступила острая необходимость проведения реформы в духовно-нравственной сфере, в том числе в религии.

Господствующей религией страны является в настоящее время мусульманство, которое в силу разнообразия течений (74 вида) порой приводит в тупик и вступает в противоречие с кыргызскими обычаями, традициями, культурой, языком и др.

Возникла опасность достижения «точки невозврата», угрожающая устоям светскости государства.

В связи с этим мы, представители различных конфессий общественности Кыргызской Республики, призываем Вас встать на защиту конституционных устоев кыргызского государства — его светскости.

Одновременно, в качестве возрождения исторической религии кыргызов «Тенир», просим Вас дать возможность её регистрации, поскольку Госкомиссия по делам религии КР (находящаяся в прямом Вашем подчинении) не может самостоятельно решить данный вопрос, вопреки Конституции и законам Кыргызской Республики.

Регистрация, на наш взгляд, позволит: возродить историческую религию кыргызов, базирующуюся исключительно на обычаях и традициях кыргызского народа и его эпосах («Манас», «Семетей», «Сейтек» и др.); сохранить и дать импульс развитию культуры, обычаев и традиций древнего кыргызского народа, не ущемляя последователей исламской, христианской, буддийской, иудейской и других религий.

Надеемся и верим, что обращение не останется без внимания в решении поднятых проблем.

Подписано открытое письмо целым рядом общественных деятелей и действительно уважаемых людей — общим числом 35. Среди подписавшихся — четыре академика и два народных артиста. На общем фоне выделяются фамилии пламенной коммунистки Клары Ажибековой и декана медицинского факультета КРСУ Анэса Зарифьяна. Открывают список солидные академики Турар Койчуев и Ильгиз Айтматов (последний - брат писателя Чингиза Айтматова) — в прошлом и тот, и другой в начале 90-х возглавляли НАН КР.  Стремление местной интеллигенции если не исповедовать тенгрианство, то деятельно его поддержать, игнорировать уже нельзя. Вот и экспер-политолог Мурат Суюнбаев утверждает, что разделяет тенгрианство как философское учение и видит большую несправедливость в том, что государство отказывает тенгрианцам в официальной регистрации. Зададимся, тем не менее, вопросом: а что мешает тенгрианству просто сложиться в чёткую религиозную систему? Ведь этот-то этап ещё не пройден и от государства тут мало что зависит. Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить, что тенгрианство вообще не предполагает какой-то твёрдой структуры. То есть, здесь каждый сам себе жрец.  «Мы участвуем в разных международных собраниях. Нас унижают представители других религий. В особенности мусульмане издеваются над нами, говоря, что тенгрианство - это не религия», - сетует тот же Усупбаев. Но вот что ещё в 2005 году говорил первый тенгрианский политик Дастан Сарыгулов: «Тенгрианство – это не религия. Религия – структура более иерархическая и замкнутая. И появляется она тогда, когда в обществе оказывается достаточно средств, чтобы прокормить отдельную касту жрецов – посредников между людьми и высшими силами, чтобы построить храмы и делать жертвоприношения» . Если следовать логике руководителя «Манас Ордо», Сарыгулов издевается над своими же единомышленниками. Абсолютное равенство для всех — один из главных постулатов тенгрианства — само по себе предполагает невозможность контролировать деятельность тенгрианцев извне, со стороны государства: если каждый волен сам определять догматику, то кто будет нести ответственность, скажем, в случае экстремистской выходки одного из множества «тенгрианских мыслителей»? В случае с исламом всё понятно: там есть чёткое разграничение традиционных и радикальных учений. Но как нормальным тенгрианцам дистанцироваться от активности радикалов в своей среде и вообще, возможно ли это? Далеко не все, кто разделяет доисламские верования кыргызов, против ислама. Но слава «контр-исламистов» так или иначе, но ложится на всех тенгрианцев без разбора. «Согласно моей позиции, сторонники тенгрианства должны взять на себя ряд обязательств, а потом можно будет их регистрировать. Они должны взять обязательство о том, что не будут дискриминировать представителей других религий, и будут уважать их веру. До этого сторонники тенгрианства насмехались над мусульманами», - констатирует Кадыр Маликов, один из членов экспертной группы, на основании заключения которой Госкомиссия по делам религии и отказала поклонникам Тенгри в регистрации. Получается, что государство, осознавая это или нет, помогает тенгрианцам организоваться и справиться с «проблемами роста» самостоятельно, без вмешательства правоохранительных органов. А разве это плохо?

Многие сторонники тенгрианства даже не понимают, насколько разрушительными могут оказаться последствия оформления их учения в религию. Вот хотя бы один момент. Процитируем отрывок из нашумевшей статьи в газете «De факто»: «Тенгрианцы называют ряд народных эпосов во главе с трилогией «Манас» фундаментом религии тенгрианства, работают против «Манаса», а, следовательно, против духа народа. Ведь если тенгрианцы зарегистрируют свою организацию, то в тот же миг будет необходимо изъять из программ, литературы всех школ, вузов все вышеперечисленные народные эпосы во главе с «Манасом». Потому что мы светская страна, согласно Основному закону, религия отделена от государства, запрещено изучать, пропагандировать религиозные книги в государственных учреждениях. […] Наши академики вместо выдвижения идей, объединяющих народ, выступают с инициативой его раскола и стравливания» . Автор статьи отмечает, что кыргызские эпосы и раньше, и сейчас «каждый сказывает, каждый порождает варианты, как хочет». И только у одного «Манаса» есть несколько десятков записанных вариантов, среди которых немало таких, где Манас и его отец читают намаз, совершают хадж и инициируют газават. «А сакральные произведения – это догма, в которой каждое слово неизменно, вечно, к которому никто не может цепляться. Не допускается их искажение и интерпретация любым желающим по своему усмотрению. В противном случае они останутся религиозными произведениями»,- констатирует явное несоответствие «De факто».  

Уже сейчас на некоторых особо агрессивных «тенгрианцев» возбуждаются уголовные дела по факту разжигания межрелигиозной розни. Таков, например, случай Кубанычбека Тезекбаева, основателя школы национального вида спорта «Тай тебиш», воспитанники которого на тренировках ободряют друг друга кличем «Я кыргыз, я дух Манаса» . Не ровен час, так дойдёт и до того, что тень будет брошена на величие знаменитого эпоса. Может быть, ему лучше оставаться общенародным достоянием, близким и кыргызу-мусульманину, и кыргызу-христианину, и кыргызу-шаманисту, а не быть присвоенным какой-то конкретной религиозной общиной?

В заключение хотелось бы привести слова Назиры Курбановой, которыми эксперт ещё раз напоминает нам о том, что есть вещи поважнее религиозных дискуссий: «Нам нужно учиться воспринимать друг друга такими, какие мы есть. А пока мы всё чаще видим лишь взаимные оскорбления. Простой пример — отношения верующих-мусульман и тенгрианцев. Мы забыли, что являемся гражданами одного государства: у нас одни проблемы, одна жизнь». Кыргызскому обществу свойственно глубокое чувство справедливости, острый дефицит которой в условиях дикого капитализма и заставляет широкие народные массы искать опору в исламе разных толков или тенгрианстве. Всё остальное — детали.

 

Илларион ЗВЯГИНЦЕВ, обозреватель Polit.KG

Версия для печати   |   Просмотров: 1720   |   Все статьи

Мы и мир

16.11.2017 00:45

В рамках телемоста между Бишкеком и Кемерово (Россия) эксперты двух стран обсудили перспективы сотрудничества Кыргызстана и России в сфере идеологии, научно-образовательного и культурного сотрудничества, вопросы региональной безопасности и противодействия религиозному экстремизму в молодежной среде.

- Сотрудничество между странами должно осуществляться не только между президентами, депутатами и правительствами. Не менее важной составляющей является такой элемент, как народная дипломатия, одним из элементов которой должно стать взаимодействие на экспертном уровне, учитывая, что оценки и рекомендации независимых специалистов не редко отражаются в межгосударственных документах, подписываемых на высоком уровне.
04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты