POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Четверг, 27 июля 2017
RSS

О ситуации в Кыргызстане

06.04.2017 22:36
Почему Кыргызстан остается самым слабым звеном безопасности на пространстве СНГ?

Следы террористического акта ведут в Кыргызстан

В Санкт-Петербурге, в понедельник в 14:40 в поезде, что двигался в тоннеле между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь» произошел взрыв. Погибли 14 человек, 49 пассажиров ранены...

Имя человека, которого подозревают в теракте - Акбарджон Джалилов, 22 лет, уроженец Кыргызстана, гражданин России. Корреспонденты некоторых местных и российских изданий уже побывали на родине Джалилова, в г. Оше и из бесед с теми, кто знал его и семью, сделали вывод, что ничто не предвещало такого трагического поворота. Так что же все это значит? Только ли влияние экстремистских религиозных организаций на умы людей толкает их к бесчеловечным поступкам? В чем социальные и политические корни терроризма?

28.02.2017 20:05

POLIT.KG недавно подробно обрисовал ситуацию в телевещании, которое с ужасом ожидает нововведений, предложенных депутатами ЖК КР http://polit.kg/conference/5/500.

И вот сами телерадиовещатели не выдержали и обратились с открытым письмом к президенту страны, как последней инстанции, способной остановить непродуманные и опасные инициативы.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ Президенту Кыргызской Республики



Погода в Кыргызстане

Курс валют

Евразийская интеграция набирает обороты

Евразийская интеграция набирает обороты

Кыргызстан в этом году принял эстафету председательства в ЕАЭС. Для нашей страны – это не только большая ответственность, но и хороший шанс проявить себя в качестве полноправного ответственного участника проекта. Очевидно, что на этом пути предстоит решить много проблем и принять массу политических решений, но игра стоит свеч! О возможностях, открывающихся перед Кыргызстаном, о перспективах расширения ЕАЭС и о многом другом рассуждает сопредседатель Клуба региональных экспертов КР «Пикир», политолог Игорь Шестаков.

Как Вы считаете, что является ее главной целью ЕАЭС – геополитические процессы или же все-таки экономическое сотрудничество?

- Основной целью ЕАЭС провозглашена защита национального товаропроизводителя стран-участниц проекта, возможность наращивать выпуск собственной товарной продукции, конкурентоспособной продукции. Важным аспектом также является экономическая интеграция. По сути дела, если мы посмотрим на страны, которые участвуют в проекте ЕАЭС, и на их торгово-экономические отношения, то собственно говоря, этот союз вполне логичен. Потому что та же Белоруссия всегда делала акцент на экспорт своих товаров в Российскую Федерацию. Тот же Кыргызстан выстраивает свои торгово-экономические отношения в основном с Россией, на втором месте идет Казахстан, о чем свидетельствует статистика. Поэтому это объединение, оно имело не просто какую-то историю тесных торгово-экономических отношений, оно имело, и соответственно, имеет сейчас огромный потенциал для совместной кооперации.

В политическом же аспекте Евразийский союз оказался, когда запад объявил санкции России, и Россия не смогла поставлять свою продукцию в Европу, и естественно образовались бреши на российском продовольственном рынке. Скажем так, здесь геополитическая ситуация сыграла на руку странам ЕАЭС в еще большем укреплении торгово-экономических связей. Для участников интеграционного проекта открылся огромный российский рынок, куда можно поставлять продукцию. Когда создавался ЕАЭС, никто не думал, что будут какие-то санкции. Но и этим ЕАЭС себя тоже оправдал. А те, кто пытаются политизировать процессы евразийской интеграции, особенно ее противники, они экономическую составляющую вообще не учитывают. Они берут какие-то отдельные цифры, мол, снизился товарооборот Кыргызстана с каким-то российским регионом, и из этого они начинают делать целую конспирологическую доктрину.

Для Кыргызстана ЕАЭС – это шанс, от которого во многом зависит не просто экономическая стабильность. Как известно, экономика тесно связана и с общественно-политическими процессами. Поэтому если будет стабильной экономика, стабильной будет также и общественно-политическая ситуация. Поэтому есть связь между Евразийской интеграцией и общественно-политическими процессами существует только в этом плане. Я все-таки считаю, что ЕАЭС – в первую очередь экономический союз.

И когда мы говорим о Евразийском экономическом союзе, как о шансе, то это так и есть. Для Кыргызстана, это, прежде всего, шанс модернизировать собственную промышленность, начать развивать агросектор. Мы себя называем аграрной страной, но при этом помидоры в прошлом году мы завозили из Новосибирска, потому что у нас были проблемы с урожаем. Что это за аграрная страна, которая выращивает картошку, морковку и капусту, т.е. три-четыре позиции овощей, ну возможно еще яблоки?!

Насколько на решение политических властей Кыргызстана вступить в ЕАЭС повлияли миграционные процессы? Сейчас очень часто в качестве основного плюса называют именно этот аспект.

- Как известно, основная часть наших трудовых мигрантов направляется как раз в страны Евразийского союза. Поэтому вступление Кыргызстана в ЕАЭС изначально во многом было продиктовано той ситуацией с нашими гражданами, которые отправлялись на работу в российские регионы. За последние несколько лет Россия ужесточила миграционное законодательство, появились новые нормы, на основании которых можно получить разрешение на работу. Они сопровождались не только сдачей экзаменов по русскому языку или по знанию правовых основ и законов Российской Федерации, они сопровождались еще и финансовой частью, т.е. за это взимались немаленькие деньги. Потом появились черные списки, в которые попали около ста двадцати тысяч граждан Кыргызстана. И эти списки закрывали возможность нашим гражданам работать в России на протяжении от пяти до десяти лет. Для части кыргызстанцев это была трагедия. Допустим, жена с детьми оставалась на территории России, а мужа депортировали, или наоборот. Давайте вспомним нашего известного земляка, Марата Исаева, который спас женщину в метро. Вот у него была такая ситуация, когда он мог жить и работать в России, а его жена оказалась в черных списках, и она не могла попасть на территорию России. Если вообще говорить детально о черных списках, то многие наши граждане оказывались в них не потому, что совершали какие-то серьезные правонарушения, а потому что они элементарно не знали законов. Например, кыргызстанец жил в каком-то маленьком городке, где и сделал регистрацию, потом ему предложили поработать в Москве, он приехал, оказался задержанным полицией, и таким образом он попадал в черные списки, и въезд для него был закрыт.

Мне кажется, что когда президент Алмазбек Атамбаев, а он был главным инициатором вступления Кыргызстана в ЕАЭС, эти вопросы решал на национальном уровне, он прекрасно понимал, к чему может привести, если это огромное количество мигрантов, по разным оценкам в России работают более миллиона человек, вернутся в Кыргызстан. К чему это может привести и в общественно-политическом плане. Т.е. мы бы оказались с огромным количеством народа, который ничем не занят и который можно было бы использовать для участия в неких политических акциях. Я считаю, что если бы основная волна мигрантов вернулась, то мы могли бы переживать революции каждый день.

И еще один важный момент. Трудовую миграцию не стоит рассматривать так, как будто люди просто поехали в Россию, заработали деньги, потом отправили домой перевод. Ежегодно кыргызстанцы присылают более двух миллиардов долларов, что способствует здесь не просто выживаемости отдельных семей, сегодня на деньги мигрантов живут отдельные районы и города. Плюс это еще и способствует внутренним экономическим процессам.

Трудовая миграция по сути дела привела к развитию банковского сектора, потому что они пересылают деньги. Люди стали продвигать транспортные маршруты, стали открываться новые маршруты в города России – на Дальний Восток появились авиа перелеты. Т.е. в определенной степени наши мигранты стали инвесторами этих маршрутов. Естественно мигранты стали вкладывать деньги в своих детей – в образование. То, что страна переживает строительный бунт, это тоже во многом заслуга мигрантов, которые стали вкладывать деньги в строительство жилья в Бишкеке. Т.е. это огромный сегмент экономики, который мы, еще раз подчеркну, незаслуженно воспринимаем, как будто человек уехал, поработал, прислал перевод. Это важная составляющая экономики.

Тем не менее, у Евразийской интеграции внутри нашей страны до сих пор много противников...

- Мне кажется, те критики, которые были тогда и которые до сих пор выступают против, это представители общества, которые просто лоббируют , скажем так, западную точку зрения, которая направлена на менее тесную интеграцию с Россией. Но опять же и показатели торгово-экономического оборота, и миграционные потоки, которые, кстати, возросли по оценкам только первого полугодия пребывания Кыргызстана в ЕАЭС на 25 процентов, они демонстрируют, что выбор был сделан правильно. Большинство кыргызстанцев, для себя решили, что они хотят жить и работать в Евразийском союзе.

Подводя определенный итог можно сказать, что для Кыргызстана вступление в ЕАЭС было вполне оправданным и логичным решением.

Когда я был в Белоруссии, я зашел в крупный торговый центр в центре Минска, я был поражен, потому что 90 процентов продукции, которую я там увидел, начиная текстилем и заканчивая продуктами питания, она была белорусская. И давайте сейчас совершим экскурсию по любому торговому центру Бишкека. В лучшем случае мы увидим там сувенирную продукцию, какие-то отдельные швейные изделия, которые производятся в Кыргызстане. Мы наоборот увидим, что 90 процентов товаров у нас импортного производства. И если мы вернемся к вопросу миграции, то поймем, что причина огромных выездных потоков наших граждан, она и заключаются в том, что им негде здесь работать.

При этом Кыргызстан, как бы иронично это ни звучало, стал инвестором того же Синьцзян-уйгурского автономного округа. Почему – потому что наши предприниматели, сейчас я веду речь о тех, кто работает на том же рынке «Дордой», предприниматели завозили туда валюту, закупая их товары для продажи здесь. По сути, на эту валюту мы развивали целый регион Китая. Эти вещи надо четко понимать. Если китайская сторона декларировала, что у них годовой товарооборот с Кыргызстаном не менее девяти миллиардов долларов, то можно легко подсчитать, сколько денег мы вкладывали в то, чтобы развивалось их производство.

А это те деньги, которые не попадали в бюджет Кыргызстана, это те деньги, которые не были направлены в развитие собственных промышленных отраслей, агрокомплекса. Это те деньги, которые проходили через Кыргызстан и уходили в Китай. Да и таможенная служба в свое время хорошо жила из-за коррупционных схем, владельцы этих рынков жили хорошо. Владельцы того же «Дордоя» являются у нас миллиардерами. Но основная-то масса населения бедная. Основная часть населения ждет, когда их родственник уедет в Россию и что-то заработает, и пришлет назад эти деньги в Кыргызстан.

Понятно, что ЕАЭС – это благо для таких стран, как Армения и Кыргызстан, которым необходимо сотрудничество со странами с более сильными экономиками. Но зачем Кыргызстан России и Казахстану?

- Не надо относиться к этому так, словно взрослые родители Россия и Казахстан решили завести маленького ребенка. Никто нас не оберегает! Давайте посмотрим наше соглашение с Россией и Казахстаном. Межгосударственные документы говорят о союзнических отношениях. По сути, Кыргызстан, особенно за последние пять лет правления Алмазбека Атамбаева, стал государством, которое на первый план даже со своими союзниками Россией и Казахстаном ставит свои национальные интересы. Это, кстати, то достижение, к которому пришел в период своего руководства страной Алмазбек Атамбаев. Так что Кыргызстан исходит, прежде всего, из национальных приоритетов.

Россия – это по сути основной игрок по выстраиванию интеграционных процессов. Россия после развала СССР взяла на себя миссию выстраивать новые и внешнеполитические вопросы, которые связаны с обеспечением безопасности, и экономические аспекты. Я думаю, что Россия видит в Кыргызстане партнера, но конечно помощь нам оказывает. Казахстан тоже заинтересован, чтобы у нас здесь была экономическая стабильность, соответственно и общественно-политическая стабильность. Мы все же являемся страной, с которой у Казахстана общая граница. И я бы сказал, что у нас партнерские отношения, хотя Россия и оказывает нам всестороннюю поддержку. Была оказана помощь, когда мы вступали в Евразийский союз, примерно на сумму 200 миллионов долларов, это была и финансовая и техническая помощь, чтобы Кыргызстан мог, как можно скорее адаптироваться в условиях ЕАЭС. Но мы рассматриваемся, как партнер, в первую очередь, а не малое дите, которое оказалось вдруг в серьезном союзе.

Почему наша страна до сих пор не получает реальных плюсов от интеграции? Почему процесс идет так медленно?  

- Вступая в ЕАЭС, мы не имели ни одного торгового представительства в России. Да наши бизнесмены на свой страх и риск загружали фуры яблоками и везли их в Казахстан и Россию, но на системном уровне эта работа не велась. И когда стали открываться границы и стали работать евразийские правила, отсутствие системного стало еще более ощутимо.

Очень слабо была проведена работа нашими госструктурами по вступлению в ЕАЭС. Наш Клуб «Пикир» был одним из первых по созданию дискуссионной площадки в Кыргызстане, где обсуждались такие вопросы: Как вступать в ЕАЭС? Как поддержать предпринимателей? У нас принимали участие не только депутаты и члены правительства, мы приглашали тех же фермеров, которые говорили о том, что они готовы тоннами везти на рынки ЕАЭС ту же клубнику, но они не видели поддержки государства. Элементарно в регионах нет складов для хранения экспортной продукции. Логистика вообще отсутствует. Роль минсельхоза до сих пор не понятна! Это ведомство, как и минэкономики, было стратегическим по взаимовыгодному сотрудничеству со странами ЕАЭС. Но с 2014-го года министерство экономики очень слабо работало, хотя они и получали транши из России на проведение разъяснительной работы. Но многие реальные производители в регионах понятия не имеют до сих пор, по каким правилам торговать.

На системном уровне мы наши чиновники допустили массу ошибок, массу просчетов, где-то у них отсутствовала инициатива, они не наладили взаимосвязь, хотя обещали горячую линию, они по сути не знали тех проблем, которыми живут наши бизнесмены. Был большой разрыв между министерствами экономики и сельского хозяйства и реальными чаяниями, которыми жили наши фермеры и производители той же швейной продукции.

Правительство Сооронбая Жээнбекова работает меньше года, и требовать с него, чтобы они за это время исправили и доделали то, что не было сделано Жоомартом Оторбаевым и Темиром Сариевым, бессмысленно. Даже если сейчас Сооронбай Жээнбеков уйдет, проблема все равно не решится.

Тут еще проблема заключается в том, что премьер-министр не формирует свою команду, он пользуется теми кадрами, которые ему направили партии, которые формируют коалицию большинства. И то, что в партиях сидят верные идейные соратники своих лидеров, но бездарные менеджеры, то это тоже стало одной из проблем евразийской интеграции. Поэтому критика в адрес она справедлива, но депутатам самим надо задуматься, кого они направляли в это правительство, это, во-первых, и во-вторых, насколько принимаемые ими законы реально работают для поддержки нашего бизнеса.

Пока мы не заработаем на системном уровне, ничего не изменится. Отсутствие системных подходов, опять же когда депутаты обсуждали правительство, они говорили о персоналиях, они критиковали премьера, но в этом обсуждении я не увидел системных предложений, которые могли бы изменить ситуацию. Я увидел политическую борьбу, которая началась в связи с предстоящими выборами на пост президента страны. Разговоры об отставке Сооронбая Жээнбекова – это политика, и положения экономики и бизнеса это никак не облегчит.

То, что сейчас происходит, может привести к тому, что нам попросту нечего будет поставлять в страны ЕАЭС. Потому что те, кто сегодня производит реально конкурентоспособную продукцию, как опять же показали наши круглые столы, они делают это не «благодаря, а вопреки» так сказать помощи наших чиновников.

Как внутриполитическая ситуация в стране повлияет на процесс интеграции в целом, и на создание нового имиджа Кыргызстана в рамках ЕАЭС? Предстоящие выборы поспособствуют этому или наоборот помешают?

Я могу ответить примером 15-го года. Когда шла предвыборная кампания в Жогорку Кенеш, я ее детально анализировал. Когда шла кампания, те партии, которые сегодня находятся в парламенте, у них у всех, в экономических блоках их предвыборных обещаний было четко прописано, что Кыргызстан должен активизировать свое участие в Евразийской интеграции на взаимовыгодных условиях. К сожалению, спустя год с лишним, я не могу сказать, насколько партии не забыли о своих обещаниях. Очевидно, что сделано было не много. Поэтому я думаю, что у основных претендентов на президентский пост «красной нитью» будет проходить, что Кыргызстан должен активно участвовать в ЕАЭС. Возможно, будут кандидаты, которые будут строить свои кампании на противоположных программах, вплоть до выхода нашей страны из ЕАЭС. Но это будет их политическое самоубийство, потому что та же диаспора кыргызстанцев в России вряд ли их поддержит. Поэтому я не думаю, что кто-то пойдет на откровенное политическое самоубийство, хотя я этого и не исключаю. Но в целом я не думаю, что выборы плохо отразятся на председательствовании Кыргызстана в ЕАЭС, кандидаты будут использовать эту ситуацию еще и потому, что альтернативы Евразийскому союзу сегодня нет.

Что даст Кыргызстану председательствование в ЕАЭС?

Я думаю, что это достаточно серьезная миссия. И прежде всего это поможет нам навести порядок в собственном доме. Во-первых, это придаст вес Кыргызстану. У нас есть идеи – у нас очень креативный бизнес. Я думаю, нашим представителям бизнеса есть, что предложить коллегам изРоссии, Казахстана и Белоруссии. Потому что, я еще раз подчеркну, наши предприниматели работают в более сложных условиях, чем их коллеги из других стран ЕАЭС. Я думаю, что в этом году правительство и депутаты должны наконец-то раскрыть уши и услышать национальный бизнес. Я полагаю, что мы станем местом дискуссионных площадок, и это важно, что здесь будут собираться не только представители власти из стран-партнеров, здесь будут собираться и представители бизнес-структур. Этот год можно использовать для налаживания контактов взаимовыгодных. И по-хорошему, мы станем площадкой, где мы будем изучать опыт, который накопила та же Белоруссия. Я считаю там ценнейший опыт по продвижению своей продукции на рынки ЕАЭС. Я понимаю, что сейчас есть определенные политические моменты во взаимоотношениях Белоруссии и России, но это лишь моменты, а нам нужно рассматривать на системном уровне эти подходы. Кыргызстану важно заявить о себе, как о стране, которая может быть полноценным полноправным партнером, и конечно год председательствования, он открывает для этого широчайшие перспективы. Я надеюсь, что по окончании этого года мы избавимся от имиджа страны, которая является слабым звеном. И многое для этого должна сделать именно власть. Все зависит от нас. Не надо думать и ждать, что кто-то придет и принесет еще деньги. И так достаточно много денег поступило в КРФР– Россия уже выполнила свои обязательства. До этого она предоставляла средства на модернизацию нашей промышленности, гранты давала на разъяснительную кампанию. Россия много денег давала, другой вопрос, что разъяснительная кампания была полностью провалена нашими чиновниками, и в 14-м году, и в 15-м, куда ушли эти деньги? Да, для галочки поездил представитель министерства экономики по регионам, якобы проводя разъяснительную работу. Но спустя год мы проводили круглый столы, и было очевидно, что наши предприниматели не имеют ни малейшего представления, каковы условия работы на рынках ЕАЭС.

Клуб региональных экспертов Кыргызстана «Пикир» провел множество мероприятий и встреч, на которых обсуждались различные вопросы Евразийской интеграции. Не так давно в Бишкеке прошла международная конференция «Россия – Кыргызстан: партнерство, нацеленное в будущее (безопасность, экономика, гуманитарное сотрудничество)». Насколько успешно она прошла?

Клуб региональных экспертов Кыргызстана «Пикир» постоянно поднимает вопросы, касающиеся евразийской интеграции, вырабатывает важные рекомендации. У нас на наших форумах всегда имеет место солидное представительство и со стороны власти, и со стороны бизнеса, и со стороны экспертного сообщества. Поэтому я надеюсь, что те рекомендации, которые вырабатываются, они будут услышаны. Что касается прошедшего 21 февраля форума, то можно сказать, что он имел большой резонанс, как в Кыргызстане, так и в России. Эта конференция была приурочена к 25-летию установления дипломатических отношений между Кыргызской Республикой и Российской Федерацией. Во время встречи обсуждались очень актуальные темы – сотрудничество в сфере безопасности, экономическое партнерство, гуманитарное взаимодействие, которое осуществляется как в рамках двусторонних договоров, так и в рамках ЕАЭС.

Как Вы считаете, в какую сторону ЕАЭС будет расширяться в ближайшее время? Стоит ожидать, что в этом году в него вступят новые участники – Узбекистан и Таджикистан?

ЕАЭС – это, прежде всего, экономический союз, где должен доминировать здоровый прагматизм. Евразийский союз должен расширяться по мере реальных экономических связей. Сейчас идет речь о Таджикистане, но если мы посмотрим на Таджикистан, то это тоже вполне логично, потому что большинство таджиков сегодня зарабатывают деньги в странах Евразийского союза. Я видел, что достаточно успешно бизнесмены из Таджикистана реализуют свою продукцию не просто на рынках России, они выстроили целые направления. Например, рынок сухофруктов, который активно развивается в России, так вот предприниматели из Таджикистана и Узбекистана там занимают свою нишу очень плотно. Т.е. для вступления Таджикистана в ЕАЭС есть реальные предпосылки, и вполне возможно, что он станет участником Евразийской интеграции. Но ЕАЭС – это добровольная организация, в которую никто никого не тянет. Это решение каждой страны, и Таджикистану, видимо, нужно будет решить какие-то свои внутренние проблемы, для того, чтобы этой стране открылись рынки сбыта. И прежде всего этой стране нужно решить проблему наркотрафика. Потому что, как ни крути, такой имиджу Таджикистана есть. Но с другой стороны, ЕАЭС – это еще и укрепление границ. Поэтому если границы Таджикистана будут укреплены, то и это зло в виде наркотрафика, возможно тоже будет сокращено. Пока кроме Таджикистана из стран ближнего зарубежья я не вижу страны, которые могли бы потенциально претендовать на вхождение в Евразийский экономический союз.

Версия для печати   |   Просмотров: 1609   |   Все статьи

Мы и мир

04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты