POLIT.KG
Информационно-аналитический портал
  часы   Пятница, 23 июня 2017
RSS

О ситуации в Кыргызстане

06.04.2017 22:36
Почему Кыргызстан остается самым слабым звеном безопасности на пространстве СНГ?

Следы террористического акта ведут в Кыргызстан

В Санкт-Петербурге, в понедельник в 14:40 в поезде, что двигался в тоннеле между станциями «Технологический институт» и «Сенная площадь» произошел взрыв. Погибли 14 человек, 49 пассажиров ранены...

Имя человека, которого подозревают в теракте - Акбарджон Джалилов, 22 лет, уроженец Кыргызстана, гражданин России. Корреспонденты некоторых местных и российских изданий уже побывали на родине Джалилова, в г. Оше и из бесед с теми, кто знал его и семью, сделали вывод, что ничто не предвещало такого трагического поворота. Так что же все это значит? Только ли влияние экстремистских религиозных организаций на умы людей толкает их к бесчеловечным поступкам? В чем социальные и политические корни терроризма?

28.02.2017 20:05

POLIT.KG недавно подробно обрисовал ситуацию в телевещании, которое с ужасом ожидает нововведений, предложенных депутатами ЖК КР http://polit.kg/conference/5/500.

И вот сами телерадиовещатели не выдержали и обратились с открытым письмом к президенту страны, как последней инстанции, способной остановить непродуманные и опасные инициативы.

ОТКРЫТОЕ ОБРАЩЕНИЕ Президенту Кыргызской Республики



Погода в Кыргызстане

Курс валют

Валентин Богатырев: Другие выборы. О политическом дискурсе 2017 года

«До выборов осталось немного времени, но общество демонстрирует полную индифферентность к возможным кандидатам. Люди уже хорошо знают, что политический вес,  бэкграунд, успешный бизнес, деньги, высокие учёные звания — не гарантируют, что кандидат будет хорошим президентом», — эксперт Валентин Богатырев, специально для CABAR.asia, о предстоящих выборах в Кыргызстане.

 

Алмазбек Атамбаев как единственный «кандидат в президенты»

Несмотря на то, что политическими партиями выдвинуты, не дожидаясь старта выборной кампании, уже четыре кандидата в президенты и еще больше десятка политических персон в той или иной форме заявили о своих президентских амбициях, несмотря на то, что практически определен срок выборов — 18 ноября 2017 года, никого не покидает ощущение, что выборов не будет.

И в первую очередь, это касается самих кандидатов в президенты. Двое откровенно ждут решениях двух известных вопросов: кого поддержит президент Атамбаев и кого поддержит Москва. Но и остальные внутренне убеждены, что выбирать не придется. И потому один из них — явно рассматривает участие в президентской кампании как генеральную репетицию и путь выхода в самую высокую политическую категорию. А четвертый, или его сторонники, поскольку мнение самого кандидата мы пока не слышали, откровенно решил просто использовать  кандидатский статус для спасения партии и себя от политического и, больше того, исторического небытия.

До выборов осталось немного времени, но общество демонстрирует полную индифферентность к возможным кандидатам. Люди уже хорошо знают, что политический вес,  бэкграунд, успешный бизнес, деньги, высокие учёные звания — не гарантируют, что кандидат будет хорошим президентом. Широко распространено убеждение, что голоса избирателей будут покупаться.

Независимо от политических пристрастий и симпатий, существует общее мнение, что в стране нет человека, который был бы в состоянии после ухода нынешнего президента в ноябре 2017 года стать «национальным лидером». И в этом смысле нет ни одного кандидата в президенты, выбор которого был бы принят большинством.

Сегодня практически все содержание предвыборного процесса сегодня сводится к одному: борьбе всех с Атамбаевым. Цели политических конкурентов президента очевидны: избавиться или свести к минимуму влияние президента на исход выборов.

При этом для всех кандидатов, кроме кандидата СДПК эта ситуация представляется выгодной и все они открыто или тайно поддерживают действия, направленные на достижение этой цели.

Вот почему нет никого, кроме самого Омурбека Текебаева, кому не было бы выгодно его задержание и возможное осуждение. Даже люди из партии «Ата Мекен», опасавшиеся аналогичных действий в отношении их, теперь могут выдохнуть с облегчением, поскольку протесты против ареста Текебаева, наращивание антипрезидентских выступлений есть их единственная защита. Впрочем, после утери статуса «отца кыргызской конституции», после череды неприятных обвинений и для самого Текебаева, для сохранения его исторического реноме, сценарий политического мученичества, является наилучшим.

Ситуация выгодна и для политического сектора гражданского общества: невластных средств массовой информации, правозащитников, общественных оппонентов политики Атамбаева. После завершения эпопеи с протестами против изменений конституции они вновь обрели актуальную повестку дня. Это известный феномен кыргызской политики, где оппозиция никогда не имела собственной повестки дня, не говоря уже года, или десятилетия, она всегда «дышала», «питалась» действиями власти.

При этом нельзя не заметить, что попытки различных «экспертов» объявить Алмазбека Атамбаева «хромой уткой», также как и попытки радикально настроенной части общества раскачать еще одно свержение власти — продиктованы больше желаниями, чем уверенностью, и уж тем более, — чем анализом реального будущего.

Складывается парадоксальная ситуация, когда, несмотря на то, что Алмазбек Атамбаев однозначно уходит с поста президента, несмотря на то, что его партия не имеет даже простого электорального большинства, основное содержание предвыборного дискурса фокусируется вокруг фигуры и действий нынешнего, а не будущего президента. Менее чем за год до президентских выборов кандидаты в президенты как бы отсутствуют: о них не говорят, попытки выявить рейтинги не воспринимаются всерьез, да и сами кандидаты не верят в возможность победы на выборах.

 

От формального к содержательному дискурсу

Предвыборная проблема для Атамбаева, а более широко и проблема для кыргызского общества в целом и его элитной части особенно, состоит в том, что им не удается пока уйти от формального дискурса о стиле, поведении, процедурах — к содержательному дискурсу о будущем и стратегии развития страны. Хуже того, общество все больше вкручивается в воронку противостояний не по сущностным, а по коммуникационным, процедурным вопросам. Именно так была построена вся дискуссия по конституционным изменениям, именно так идет обсуждение вопросов обеспечения свободы слова, именно так, судя по всему, будут проходить и предвыборные обсуждения.

Абсолютизация моделей общественной соорганизации без увязки с характером национального транзита, с национальными целям и стратегией их достижения – это болезнь, которая серьезно поразила кыргызскую политическую элиту. Ее лучшая часть, к сожалению, живет в выдуманном, идеальном мире. Собственно ключевая особенность кыргызского идентификационного транзита состоит в столкновении нескольких абстрактных моделей поверх реальной жизни. Не удивительно, что страна и народ при этом живут совершенно в ином мире, чем политические элиты. Не удивительно, что сам процесс идентификации  идет столь медленно и с большими социальными и политическими потрясениями.

Между тем, существует как минимум три обстоятельства, три вызова требующие кардинальной смены предвыборного дискурса. Они отчетливо видны в той ситуации, которая сегодня сложилась в Кыргызстане и вокруг него, и в которой будет происходит транзит власти.

 

Новая мировая система и кризис либеральной демократической модели

Первое обстоятельство связано с заметным ростом ощущения внешних и внутренних опасностей обычному и привычному укладу жизни.

Мир становится жестче. Идеологические и основанные на них международные конструкции взаимоотношений рушатся и трансформируются на наших глазах. Либерализм европейского типа, мультикультурализм и сопровождающие их ценности, которыми определялось страновое целеполагание все годы независимого существования, уходят в область ностальгии для взращенных на них элит. Свобода обретает все более экзистенционалистский характер.

Вопрос стоит очень остро: сможет ли Кыргызстан выжить в этом мире, сохранив свою идентичность. В этой ситуации нациестроительство, создание устойчивой национальной экономики и обретение сильных собственных государственных устоев переходит из идеологических и политических деклараций, как это было в Кыргызстане долгие годы, в реальную политику и стратегию управления.

Речь идет уже не о том, какой из политических псевдопартий, какому из популярных политиков, какой из клановых групп передать власть. На предстоящих выборах будет решаться совсем другой вопрос: сможет или нет политическая элита породить и будет ли способна реализовать реальную стратегию устойчивости страны и ее развития.

Демократия в этих условиях  обретает нелиберальную форму, выводя на первый план ее нормативные стороны и устанавливая более жесткие границы для всеценности, тотальности прав человека. И хотя все формальные атрибуты демократии сохраняются, а продемократическая риторика даже усиливается, не стоит удивляться, если требования к политическим субъектам поменяются в сторону ужесточения. Мы уже наблюдаем это в отношении средств массовой информации, и предстоит увидеть нарастание претензий к другим политическим игрокам по соблюдению ими установленных законами правил.

Демократический дискурс в его европейском виде сегодня живет только в маргинальных средах: либеральных элитах, не представляющих в Кыргызстане и сотой части населения, и  среди обиженцев либо политических конкурентов нынешней власти.

Определенной частью общества этот процесс вполне ожидаемо воспринимается как откат от демократии, возвращение к авторитаризму. Но это скорее вопрос о соотнесении целей-средств, и вопрос о запасе доверия власти со стороны общества, чем вопрос о природе режима. Если общество посчитает, что люди у власти преследуют не отвечающие его доминирующим интересам, либо вообще личные цели, то власть обретет других хозяев. Именно потому мы видим, что президент постоянно, и все чаще, и во все более резкой форме апеллирует к обществу.

 

Идеология национального возрождения как ответ на общественные разочарования и гарантия суверенитета

Второе обстоятельство, требующее смены содержания предвыборного дискурса – рост влияния идеологических составляющих жизни общества и прежде всего национального самосознания и религии.

Идея национального возрождения является ответом на общественные разочарования итогами двадцати лет суверенного существования страны и единственным источником социальной энергетики.

Алмазбек Атамбаев – безусловно националист. Вопреки бытующему мнению, его политика на посту президента — это попытка вернуть Кыргызскую Республику в более суверенное состояние, чем оно было по итогам предшествующих лет.

Необходимо вспомнить, что основные соглашения, поставившие страну в большую степень зависимости от одного из внешних центров силы, были подготовлены и по ним достигнуты договоренности еще в бытность президентом Курманбека Бакиева. Это касается и энергетического пакета и условий пребывания российской военной базы. Собственно попытка невыполнения части этих соглашений и стоила Бакиеву его поста. Таковым было внешнеполитическое наследство.

Теперь мы видим совершенно другую ситуацию. Именно Атамбаев добился решения, по которому идет списание кыргызского долга России, добился фиксации срока пребывания российской авиабазы, тех условий передачи газового хозяйства, которые сегодня оборачиваются новой газификацией страны и комплексом социальных объектов. Именно он пошел на такой шаг, как разрыв соглашений по строительству гидроэлектростанций российской стороной.

Если не гиперболизировать личностную, весьма неординарную картину поведения президента в контактах с внешнеполитическими партнерами, то придется констатировать, что в основе внешнеполитического балансирования лежит прагматизм и попытка максимально возможно реализовать национальные интересы в реальных условиях.

С точки зрения управления общественным сознанием единственным конкурентом национализма в идеологической сфере является религия. Здесь идут очень непростые процессы на стыке трех идеологических парадигм: исламской, светской и традиционной кыргызской.

При всем нарастании атрибутики исламского, как показывают исследованияi, кыргызская  модель религиозного сознания демонстрирует низкий уровень религиозности в целом и больше определяется тем, что социологи называют «верой в мистические силы», в некое провидение небесных сил. Это менее заметный внешне процесс, чем возникновение мечетей и участие в пятничных богослужениях, но очевиден сильный рост обращений к различного рода ясновидящим, предсказателям, кθз ачык, силе сакральных предметов, амулетов, талисманов и другим традиционным для кыргызского общества источникам  и атрибутам веры.

Религиозная идеология все в большей степени обращается к политическим форматам усиления своего влияния. Появились уже несколько партий, которые, хотя и без внешней декларации, но по существу являются религиозными политическими объединениями. Они будут участвовать в президентских выборах через поддержку тех или иных кандидатов и они будут претендовать на полномасштабное участие в выборах 2020 года.

 

Новая элита и смена системы управления

И третье обстоятельство, которое будет определять предвыборный политический дискурс – нарастание неудовлетворенности системой общественного управления и «старыми» элитами.

Сложилась парадоксальная ситуация, как показывают исследования[i], в конституционно парламентской стране с партийной системой формирования парламента, в массовом сознании, отсутствует понятие «парламента» как политической силы, влияющей на жизнь страны, т.е. парламент как важный элемент общественно-политической жизни не имеет особого значения, а партии ассоциируются с конкретной личностью. Парламент в массовом сознании не ассоциируется с символом власти, чем-то мощным и сильным, тем, что может повлиять кардинально на общественную жизнь и ситуацию в стране и тем более на течение жизни отдельно каждого  кыргызстанца.  Ни в одной из четырех выделенных в исследованиях групп населения парламент не вошел  в факторную нагрузку, т.е люди просто удалили его из зоны значимости в своем сознании. Понятие парламент не несет никакой смысловой нагрузки у респондентов, это атрибутивный элемент повседневной жизни, приходящий в дом каждого через ТВ-каналы. Парламент воспринимается как аналог реалити-шоу:  «В нашей стране есть парламент, там что-то происходит, кто-то выступает. Бывает что-то интересное, скандальное, но это не влияет на мою жизнь».

Следует отметить, что  статус депутата вызывает у людей негативные эмоции на грани раздражения и агрессии. Порядочность и честность депутатов вызывает у респондентов сильное сомнение и недоверие. В сознании людей статус «депутат» является  прикрытием для нелегального бизнеса, для ухода от уголовной ответственности, служит цели индивидуального финансового обогащения и т.д.

Не намного позитивнее отношение и к органам исполнительной власти. Правительство многими воспринимается как место политического трудоустройства для тех, кто купил мандаты, а не как орган управления. Его представители в регионах, органы местного госуправления настолько утеряли властные компетенции, что практически потеряли само содержание, предмет своей работы.

Остро стоит проблема смены элит, уход тех политиков, которые рассматривали власть как способ распределения и контроля национальных ресурсов и которые воплотили эту свою интенцию в максимально удобной форме псевдопарламентаризма с квазипартиями.

Вокруг этих ключевых дискурсов и будет разворачиваться реальное, а не формальное содержание выборной кампании и всех политических процессов не только этого, но и последующих годов, в том числе парламентских выборов 2020 года.

Причем надежды кандидатов на покупку голосов могут и скорее всего окажутся тщетными. Социологические замеры показывают: несмотря на то, что в целом, кыргызстанцы адаптировались к условиям современной жизни, но, в то же время, очень многие еще находятся под грузом материальных и социальных проблем, который не позволяет им с полной уверенностью и оптимизмом смотреть в будущее. Главной проблемой, влияющей на настроение и удовлетворенность жизнью, является несформированный у кыргызстанцев образ будущего, застревание части населения в состоянии безвременья. И этот запрос будет главным в принятии решений избирателями на выборах президента. Им нужен президент, который ясно видит и покажет, что со страной будет после его прихода к власти. И тут отменой техосмотра или маршруток, лампочками у подъезда не отделаешься — не мэра выбираем и не главу айыл окмоту.

Очевидно, что следует рассматривать в рамках единого пакета президентские 2017 года и парламентские 2020 года выборы. В известном смысле выборы 2020 года являются более важными, чем нынешние президентские. Именно они станут решающим событием, которое покажет: удастся ли Кыргызстану сменить, наконец, модель государственного устройства, перейти к национальному формату парламентаризма, заменить эффективным, сильным государственным механизмом нынешнюю псевдогосударственную систему управления.

 

«Второй срок» Атамбаева

Сегодня уже ни для кого не секрет, что президент имеет в этой связи свой политический план и твердо намерен добиться его реализации.

Причем этот план далек от тех простых ходов, вроде второго срока или перехода в премьерскую позицию, которые еще недавно приписывали ему его противники. Как это не покажется странным, но он далек и от сценария с преемником, который доминирует в  нынешнем оппозиционном дискурсе. Задержка с определением персоны, которая будет поддержана СДПК на предстоящих выборах, должна бы побудить к чему-то большему, чем мысли о тактическом предвыборном ходе и уж тем более, чем надежды конкурентов на какие-то проблемы внутри президентской партии.

 

Атамбаев, как и предписывает конституция страны, уходит с президентского поста. Можно обсуждать все ли сделано, что было обещано, но он сделал главное — выполнил ту стабилизационную миссию, которая ему выпала. Кыргызстан сегодня – другая страна.

Невероятно предполагать, что ему уже безразлично что будет после. В преддверие выборов будет окончательно формироваться та политическая группа и те ориентиры, которыми она будет следовать. И это – неотъемлемая функция и ответственность, хотя и не прописанная в конституции, но определяемая самим смыслом понятия «главы государства». К сожалению, нынешняя конституция написана людьми, озабоченными властью, а не будущим страны, там нет ни одного органа, которым должно думать о будущем и проектировать его. Собственно, а какая из функций главы государства может быть важнее проектирования будущего или может осуществляться не исходя из продвижения интересов государства.

Поэтому, скорее всего, на президентские выборы будет вынесена не столько персона, за которую  будет предложено проголосовать, сколько видение будущего, цели и задачи, программа действий, которые эта персона и политическая группа представляют и выдвигают в интересах развития страны. В известном смысле имеет мало значения, кто именно займет пост президента. К управлению будет предлагаться команда, со стратегической программой и четким планом ее реализации.

 

Естественно, что выбирать или нет эту программу и эту команду будут решать избиратели на выборах.

Такой сценарий означал бы уход от сложившейся практики клановых или персонных, клиентистских, лидерских выборов, которые, как показывает наш собственный опыт, ни к чему хорошему не приводят.

План Атамбаева, если такой существует, скорее всего в том и состоит, чтобы сделать достойную стратегию устойчивого развития страны, и обеспечить ее запуск и реализацию как за счет качества этого плана действий, как за счет подбора команды, способной это сделать, так и за счет создания политической устойчивости для работы будущей власти. Это и будет своего рода «второй срок» Атамбаева.

Вопрос сейчас в том, удастся ли президенту объединить лучшие силы общества в подготовке такой программы и собрать достойную команду, способную не только убедить людей в том, что они выполнят то, что обещают, но и сделать это.

Источники:

[i] Социологическое исследование «Анализ социальных настроений в Кыргызской Республике проведено аналитическим консорциумом «Перспектива» в августе-сентябре 2016 года во всех регионах республики с репрезентативной выборкой, объемом 1370 респондентов  методами анкетирования, интервьюирования, факторного анализа и семантического дифференциала. Статистическая  погрешность не превышает 2 %.

 

Автор: Валентин Богатырев, руководитель аналитического консорциума «Перспектива»  (Кыргызстан, Бишкек)

Версия для печати   |   Просмотров: 748   |   Все статьи

Мы и мир

04.02.2017 16:38
Крым должен стать площадкой народной дипломатии

Член Совета Федерации от Республики Крым Сергей Цеков принял участие в заседании Президиума Российской Ассоциации Международного сотрудничества (РАМС).

В мероприятии приняли участие член Совета Федерации, председатель Президиума РАМС Сергей Калашников, заместитель Председателя Совета министров Республики Крым, Постоянный Представитель Республики Крым при Президенте РФ Георгий Мурадов, член президиума международной общественной организации «Ассоциация культурного и делового сотрудничества с Италией», заместитель председателя Комитета Общественных связей г. Москвы Владимир Полозков, депутат Московской городской Думы, президент «Международного содружества общественных объединений – обществ дружбы с народами зарубежных стран» (МСОД) Владимир Платонов, президент Международной общественной организации «Международная ассоциация юристов» - Владимир Радченко.

Опрос



Главная| Опросы| Видео| Контакты