POLIT.KG
Информационно-аналитический портал

Кыргызстан за полгода до парламентских выборов: «правила игры» еще не определены

28.03.2015 11:59 - Polit.kg
Кыргызстан за полгода до парламентских выборов: «правила игры» еще не определены

25 марта в пресс-центре 24.kgсостоялся круглый стол «Выборы и перспективы парламентаризма в Кыргызстане». Участники мероприятия постарались опровергнуть досужие домыслы относительно того, что нынешние изменения в избирательном законодательстве на руку лишь Белому дому. Общий посыл выступавших был таков: от того, как мы отрегулируем избирательный процесс, зависит дальнейшее развитие Кыргызской Республики.

 

Наталья Никитенко, депутат ЖК КР, член фракции «Ата Мекен», глава комиссии по внесению изменений в избирательное законодательство КР:

- Все мы, граждане Кыргызстана, ожидаем сегодня больших изменений в связи с тем, что меняются подходы к парламентской демократии. Мы неоднократно видели, как к власти приходили, используя различные грязные технологии, — и заинтересованы в том, чтобы не допустить повторения таких прецедентов в дальнейшем. Поэтому выборное законодательство вызывает сегодня большие дискуссии. Уже больше года в Жогорку Кенеше работает комитет по правам человека и конституционному законодательству. Проводя общественные обсуждения (самые масштабные — в Оше и Бишкеке), рассматривая множественные варианты законов и основываясь на результатах деятельности рабочей группы, созданной ещё раньше указом президента КР, мы обеспечиваем широкое представительство в решении ключевых вопросов. Принято концептуальное решение о биометрической регистрации наших граждан в целях борьбы с имеющимися негативными явлениями и защиты права каждого человека на то, чтобы его голос не был подтасован.

В течение года в комитет приходили самые разные законодательные инициативы, представляющие подчас прямо противоположные концепции. Были законопроекты, связанные с переходом к преференциальному голосованию. Тут вопрос довольно щепетильный: многие считают, что партии, находясь в процессе развития, нуждаются в дополнительном контроле со стороны граждан и голосовать надо не только за список партии целиком, но и за отдельные личности. В ходе общественных слушаний мы пришли к выводу, что такой подход может получить крайне неоднозначное толкование в обществе. Поэтому сейчас непосредственно в комитете, на втором чтении находится всего один проект закона «О выборах президента и депутата Жогорку Кенеш КР». В этой редакции заложены принципиальные подходы по применению биометрических данных: детально расписана процедура взаимодействия Государственной регистрационной службы и Центральной избирательной комиссии. Несмотря на то, что проект по ходу дела дорабатывался, концептуальные моменты там удалось сохранить. Помимо биометрики в документе прописано всё, что касается применения автоматизированных считывающих урн. Учтены, например, действия при сбое системы. Обязательный момент: предусматривается параллельный ручной подсчёт бюллетеней, то есть сверка результатов. Сам процесс голосования будет выглядеть так: человек заходит, его идентифицирует по биометрическим данным и паспорту оператор ГРС, человеку выдаётся чек, с которым он подходит к представителю участковой избирательной комиссии и получает бюллетень. Обязательно будет вестись подсчёт количества выданных чеков и бюллетеней. Это первый серьёзный барьер для разного рода нарушений. Второй — сверка данных автоматизированной системы и протокола ручного пересчёта: если тут есть несовпадение, бюллетени признаются недействительными.

Споры по биометрике и автоматизированным системам в настоящее время практически прекратились. Но несколько дискуссионных норм в законопроекте ещё остаётся. В первую очередь, я имею в виду сугубо политические нормы — например, связанную с выбором, оставлять ли жёсткий список кандидатов либо всё же позволить партиям вносить изменения до распределения мандатов. По этому моменту было внесено множество предложений от новых политических партий, а палата не смогла прийти к единому мнению. Позиция комитета же на сегодняшний день — оставить жёсткие списки. Это наше принципиальное решение: люди голосуют за определённых кандидатов — и очень важно уважать их мнение. К сожалению, сторонники этого подхода не набрали 80 голосов, как того требуют правила. Но и другая правка, предложенная депутатами ЖК КР и предусматривающая возможность в течение трёх календарных дней после оглашения результатов выборов решением партийных съездов менять списки кандидатов, также не набрала этого количества голосов. В итоге, чтобы не ставить под угрозу весь законопроект,  было принято решение провести ещё одно обсуждение по данной норме — оно намечено на 31 марта. Я всё же надеюсь, что нам удастся принять консолидированное решение, дабы ЦИК и ГРС начали активную практическую подготовку.  

Перед нами стоит конкретная задача — повысить уровень доверия граждан к избирательному процессу. Рассматриваемый нами законопроект неудобен для тех, кто заинтересован в нечистоплотных выборах. Он даст возможность проявить себя всем партиям, в том числе и новым, предотвратит применение административного ресурса. Что касается барьеров, то они имеются и в действующем законодательстве, а направлены, прежде всего,  на то, чтобы участвующие в выборах партии не были «местечковыми», а действительно имели представительство по всей стране. Кроме того, рассматриваемый законопроект содержит норму о повышении избирательного залога до пяти миллионов сомов (при обсуждении имел место разброс от 500 тысяч до 50 миллионов) — это исходя из реального положения дел. Депутаты, проголосовав, посчитали, что эта сумма оптимальна.

Если же говорить об избирательном пороге, то решением палаты был отклонён законопроект о создании десятипроцентного барьера на прохождение в парламент. Таким образом, пока всё остаётся как есть:  7% - республиканский барьер, 0,7% - для каждого региона.

 

Феликс Кулов, депутат ЖК КР, лидер парламентской коалиции большинства:

- Несколько слов по поводу опасений, связанных с изменениями в законодательстве. Наша партия совместно с «Ата Мекен», рядом внепарламентских партий и представителем ЦИК Ишенбаем Кадырбековым разработала и внесла свой законопроект ещё за полтора года до выборов — даже до того, как указом президента была создана рабочая группа по разработке избирательного кодекса. Изначально мы преследовали цель консолидировать депутатов в принятии новых правил. Мы отдали его в рабочую группу, но в процессе обсуждения встретили возражения, касавшиеся в первую очередь нашей нормы о том, что избиратели должны голосовать за конкретных кандидатов. Возражала нам общественность, которая заявила, что таким образом во власть может прийти криминалитет. Одним словом, мы поняли, что общество к такому варианту не готово — и были вынуждены от него отказаться. Таким образом, процесс затянулся.

Один из главных недостатков действующего законодательства — оно ничего не может противопоставить «каруселям». Собственно, даже биометрия данную проблему не решает  полностью. Но на 90% предлагаемая нынче система всё-таки обеспечит прозрачность голосования. Конечно, избирательный кодекс не сможет убрать такие коррупционные моменты, как раздача «благотворительной помощи», но на сам процесс голосования повлияет очень позитивно.

Моё личное мнение состояло изначально в том, что списки не должны быть слишком жёсткими. Например, у нас 120-ый по списку мог действительно хорошо зарекомендовать себя в ходе предвыборной кампании, а 30-ый мог вообще ничего не делать. Было бы несправедливо, зная это, «резать» при необходимости 120-ого. Другой момент: любого могут привлечь к уголовной ответственности, у любого могут возникнуть серьёзные проблемы со здоровьем. Что, всех, несмотря ни на что, отправлять в депутаты? В общем, есть жизненные ситуации — и, по-моему, должна предусматриваться хотя бы возможность менять очерёдность кандидатов в списке. Сейчас все говорят, что без жёстких списков могут начаться подкупы, но, например, в нашей партии просто некому было в прошлые выборы подкупать — наоборот, это я свои деньги вкладывал. Но, каким бы ни было наше мнение, приходится мириться с волей большинства. А большинство в ЖК — за жёсткие списки.

Пять лет назад партия «Бутун Кыргызстан» недополучила на выборах всего 0,5%, чтобы иметь право на депутатские мандаты. Хорошо, что Адахан Мадумаров — политик трезвый и не стал тогда лодку раскачивать. Но представьте, если бы на его месте были другие ребята? Вот наберёт завтра кто-то 6,9% (а несколько партий действительно может набрать по шесть и больше процентов) - и что тогда делать? Все понимают, чем это грозит. Или, предположим, одна партия набрала 30% голосов, а остальные — меньше 7%. Закон же позволяет отдавать одной партии не более 65 мест. Остальные места будут пустовать? Даже если пройдёт не одна, а две партии, их на следующий же день просто разорвут, назовут «правящими». Отсюда возникла идея: почему бы не сделать так, чтобы при любом раскладе в парламенте было, скажем, минимум четыре партии? Больше — пожалуйста, но не меньше! Мы, таким образом, сделали бы всё, чтобы потом не возникало ненужных упрёков. Даже если не преодолел порог, но вышел вторым, третьим или четвёртым, - проходи в парламент и получай хоть один мандат (в зависимости от того, сколько за тебя проголосовало). Весь вопрос теперь в том, поддержат ли эту норму депутаты или нет. В любом случае, я за то, чтобы менять нынешнее положение с 7%.

Одна из причин, по которым был поднят избирательный залог до пяти миллионов, — это стремление избежать участия в выборах партий-киллеров, которые изначально понимают, что никуда не пройдут, но могут доставить немало беспокойства нормальным игрокам. К лидерам нескольких партий уже обращались некоторые товарищи из непонятных партий с предложением: заплатите за нас избирательный залог, обеспечьте на два месяца зарплату в пять тысяч долларов и рекламу в средствах массовой информации — и мы будем «мочить» любую партию, которую вы нам назовёте.

Ситуация, которая нарушает сегодня принципы функционирования парламента — это появление внутри него новых партий. Проходят одни партии, потом депутаты делятся и выступают от имени новых объединений, о которых народ на момент выборов ничего не знал. Так на каком основании, если граждане их не избирали, они отделяются? Объявившие о таком должны вылетать из Жогорку Кенеша! В Конституции же сейчас написано, что депутат ЖК КР не обладает императивным мандатом. Проще говоря, что хочет — то и делает. Чтобы ситуация поменялась, нам, наверное, придётся в ближайшее время выйти с инициативой о внесении изменений в Конституцию КР с проведением референдума. Наши поправки, хочу сразу заметить, не будут затрагивать полномочий президента или парламента. Но мы всё-таки хотим усилить роль правительства и кроме того сделать более независимой судебную власть. 

Эти выборы будут затратными, зато максимально честными. Сейчас все партии переживают. И СДПК тоже. «Ар-Намыс» готовится к внутрипартийным выборам, праймериз. Цель — вывести в свет новое поколение политиков до 35 лет.

 

Галина Скрипкина, депутат ЖК КР, член фракции СДПК, юрист:

- Тезис о прозрачности выборов существовал во все времена. Но сейчас он не просто провозглашается — начинаются реальные действия. На президентских выборах 2009 года мы  столкнулись с досрочным голосованием, вбрасыванием бюллетеней, «каруселями», подвозом избирателей, подкупом и фальсификацией протоколов. Задачей рабочей группы, созданной недавно по указу президента, было устранить все эти негативные явления. Такое делается впервые. В новом законе есть моменты, которые просто не позволят использовать административный ресурс. Например, оттуда убрали досрочное голосование. «Карусели» исключаются в силу биометрии. Сегодня законодатели идут на то, чтобы усилить ответственность за подкуп избирателей и фальсификацию протоколов, хотя последняя и так станет невозможна после внедрения электронного подсчёта голосов.

Партийные списки нельзя переваливать на выборное законодательство. Пусть ими занимаются политические партии! Любой политсовет знает, сколько голосов кто может принести. Смешивая права партий и выборное законодательство, мы никуда не продвинемся. 

Что касается идеи Феликса Шаршенбаевича о четырёх партиях, то я вас уверяю: в будущем парламенте точно не будет одной или двух партий. На политической арене немало уже весомых, «раскрученных» партий с наработанным электоратом.

Если отвечать на вопросы о новом порядке рассмотрения жалоб в ходе избирательного процесса, то тут всё очень просто. Ничьи права ущемляться не будут, просто жалобы, относящиеся к деятельности избирательных комиссий, будут сначала выноситься в УИК, ТИК и ЦИК. Если решение ЦИК заявителя не устроит, тогда — суд. При этом есть жалобы, которые относятся к полномочиям милиции, прокуратуры, суда. Раньше их все несли в участковые комиссии, а те уже перенаправляли. Пока всё это разгребалось, все сроки выходили. Чтобы этой сумятицы не возникало, принято решение установить разграничение: что подавать в избирательные комиссии, а что — в судебные инстанции. Мне кажется, избиратели должны этот ход поддержать.

 

Джумакадыр Акенеев, эксперт:

До выборов осталось шесть месяцев. Три из них — летние. Значит, остаётся три рабочих месяца. Хочется организовать такую работу, чтобы люди шли на избирательные участки с верой в честные и прозрачные выборы. Пока же у них есть сомнения, в частности, по биометрии. Очень не хотелось бы нового хаоса. Слава Богу, мы уже постепенно уходим от митинговщины. Но ближайшие выборы могут всё смести!

 

Нурмамат Ашимов, член ЦИК:

Принимать законы — это одно, а исполнять их — совсем другое. Как представитель законоисполнительного органа хотел бы попросить депутатов принять новый закон побыстрее, чтобы у нас ещё осталось время для принятия инструкций, положений и обучения наших сотрудников, а также доведения до избирателей информации о новых правилах игры. Относительно последних мнения членов ЦИК тоже не всегда совпадают: 12 членов — 12 мнений. Сам я думаю, что партиям всё-таки надо дать шанс поменять списки именно после выборов. Сегодня в парламенте сидят и такие люди, которые даже с избирателями в своё время не встречались. Считаю, что места в списках должны распределяться по заслугам, по труду.  

Согласен с Феликсом Шаршенбаевичем и в том, что нельзя давать узурпировать власть двум или трём партиям.

Что делается ЦИКом? Заканчивается приобретение электронного оборудования. Но нам не хотелось бы ставить телегу впереди лошади. Так что чем быстрее будет принят закон, тем лучше. 17 мая на более чем сорока участках в пяти областях мы будем проводить выборы депутатов местных кенешей. Там, если до этого примут закон, будут опробованы все технические новшества. Наблюдатели смогут оценить ход избирательного процесса непосредственно.

 

Марс Сариев, политолог:

Меня сегодня беспокоит то, как складывающейся в стране ситуацией могут воспользоваться наши недоброжелатели. Два года назад из Оша была выдворена «Международная кризисная группа»: эта организация занималась провокационными опросами в узбекской среде. МКГ имеет сорок точек по всему миру — и там, где работает, через два-три месяца происходят перевороты и столкновения. Представители таких международных организаций встречаются с нами, экспертами, выясняют, какие в нашем обществе проблемы. И естественно, они будут работать на тех разломах, которые существуют. Если сейчас государство не будет работать с политически активной молодёжью, с ней будут работать они. Так что лучше искать консенсус с молодым поколением сейчас. Может, даже не в правовом русле — мы же и так давно уже живём не по римскому, а по обычному (адат) праву. Эти реалии придётся учитывать. Не случайно, многие партии сегодня имеют свои боевые дружины по регионам. 

 

POLIT.KG

Просмотров статьи: 2148


Постоянный адрес статьи: http://polit.kg/newskg/843